НОВОСТИ  БИБЛИОТЕКА  АНЕКДОТЫ  ССЫЛКИ  О САЙТЕ  






22.07.2013

Княгиня из мира моды

В Италии ее называли "принцессой". Она считалась самым элитным кутюрье страны. Ее имя стоит в истории мировой моды наряду с Ив Сеном-Лораном и Джанни Версаче, Джоном Гальяно и Карлом Лагерфельдом. А среди ее клиенток были Жаклин Кеннеди, Софи Лорен, Элизабет Тейлор. Речь об Ирине Борисовне Голицыной, основательнице модного дома Galitzine и представительнице древнего рода Голицыных.

Ирина Борисовна Голицына родилась в Тифлисе во время Гражданской войны, 22 июля 1918 года, в семье кадрового офицера царской армии Бориса Львовича Голицына и его жены — миниатюрной красавицы-грузинки Нины Лазаревой. Ее отец не принял революцию и сражался в Белой Армии под командованием Врангеля. Мать долгое время не имела о нем вестей. В то время она работала в госпитале сестрой милосердия. Чтобы спасти девочку от царящего голода, она кормила ее грудью до полутора лет. Большую часть фамильных драгоценностей у матери отобрали, но кое-что удалось сохранить на черный день. В 1920 году мать вместе с маленькой Ириной была вынуждена бежать в Италию при помощи итальянского консула Францони, старого друга семьи. В то время отец находился в лагере для военнопленных, о нем по-прежнему не имелось никаких известий.

В Италии мать Ирины, благодаря ее красоте, приглашали сниматься в кино, но она быстро поняла, что это не для нее. Блестяще владевшая французским, английским и итальянским, она начала преподавать уроки английского и французского, а также игры на фортепиано. "Когда мама была на работе, я часто скучала, — вспоминала потом Ирина Голицына. — Я даже подружилась с мальчиком-лифтером, который катал меня на лифте вверх и вниз. Однажды вечером, когда няня задремала, а Нина спустилась в ресторан, я, не зная, чем заняться, выбежала из моей комнаты и отправилась на поиски моего друга. Но около лифта его не оказалось, зато там был молодой офицер, который похвалил меня и осведомился, как я оказалась здесь одна. Отличаясь уже тогда завидной храбростью, я взяла офицера за руку и сказала: "Пойдем, я познакомлю тебя с моей мамой". Смеясь, он последовал за мной в ресторан. Мама, будучи уверенной, что я уже давно в постели, была поражена, увидев меня под руку с незнакомым мужчиной. Она отчитала меня и тут же отправила спать".

Выяснилось, что офицер Курцио Малапарте недавно встречался в Варшаве с отцом Ирины, который активно разыскивал жену и дочь. Так "побег" девочки стал судьбоносным. В 1922 Борис Голицын прибыл в Рим. Но отношения между супругами были уже не те. Отцу не нравилось в Риме, он не выносил музыку, которую обожала мать, он не знал итальянского и не мог привыкнуть к римской жизни и найти себя. Все, что ему оставалось, — забирать дочку из детского сада да ходить на встречи эмигрантов. В итоге отец покинул семью и уехал в Париж. "Для меня отъезд отца был шоком, я была очень привязана к нему, — рассказывала потом Голицына. — Нина мне часто говорила: "Ты пошла в породу Голицыных", и я гордилась этим... Временами я заставляла себя думать: "У меня больше нет отца". Но затем надежда возвращалась, и я долго не могла смириться с тем, что он уехал навсегда".

Впрочем, Ирэн, как теперь звали девочку, и ее мать жили безбедно — Лазаревой удалось вывезти оставшиеся драгоценности. Девочка получала отличное образование и наряду со множеством иностранных языков осваивала русский. Делала она это по учебнику грамматики начала века, читала русскую классику. В их доме, кроме того, постоянно гостили эмигранты-аристократы: князь Юсупов, Анна Павлова, дочь Льва Толстого Татьяна Сухотина. Голицына превосходно говорила по-русски. А кроме того, свободно владела английским, французским и итальянским.

После окончания школы девушка поступила в Римский университет на факультет политических наук. "Моей самой большой мечтой было путешествовать, узнать мир и людей", — рассказывала она. Потому Ирина решила стать дипломатом. Впрочем, наряду с обучением, она увлекалась искусством. В частности, поступила на курсы живописи.

Тогда же, в 18 лет, она сшила свое первое платье. Получив приглашение на бал, девушка поняла, что идти ей не в чем, и решила изобрести наряд самостоятельно.

После окончания университета Ирина устроилась работать переводчицей фильмов с английского на итальянский. Девушка попала в яркий мир кино, познакомилась с известными итальянскими актерами. В будущем они станут ее клиентами... Ведь тяга к "модельным" фантазиям не оставляла ее.

Свою же карьеру кутюрье Ирина начала с должности... простой швеи-мотористки. В начале 1940-х годов она устроилась работать в небольшое ателье на малоизвестных тогда сестер Фонтана, которые впоследствии широко прославились. А тогда они только начинали свой бизнес, и Ирен активно помогла им в этом, вскоре перейдя на должность модельера. Прошла всего пара лет, и в этом ателье уже стала одеваться вся римская богема. А впоследствии и звезды из других стран: Одри Хепберн, Жаклин Кеннеди, Элизабет Тейлор, Ава Гарднер.

Правда, кумирами Голицыной были французы Кристиан Диор и Кристобаль Баленсиага, а сестры делали чрезвычайный акцент именно на итальянскую моду. Однажды, выехав по делам конторы в Париж, Голицына познакомилась там с Кристианом Диором. Именно это знакомство подтолкнуло ее к самостоятельному плаванию — Ирина Борисовна открыла свое собственное ателье. В этом ей помог будущий супруг — Сильвио Медичи, представитель клана Медичи. Для начала она съездила в Париж, где накупила множество платьев от Dior и Balensiaga, чтобы изучить отделку, швы, ткани и прочие детали. Через некоторое время ее ателье стало популярным не только в Риме, но и во всей Италии, а затем превратилось в целую сеть.

Первая авторская коллекция Голицыной — "Альта мода" — появилась в 1959 году. По словам автора, "в ней был воплощен приветливый и шутливый характер темпераментных итальянцев". За эту коллекцию кутюрье получила звание "Модельер года" и американскую премию.

А в газете "The New York Times" написали: "Родилась новая звезда".

Следующая коллекция Голицыной 1963 года — "Golitzine" — произвела еще больший фурор в мире моды. Далеко не все желающие смогли попасть на показ. В частности, на нем были представлены "пижамы-палаццо", украшенные жемчугом, драгоценными камнями, жемчугом и серебром. Дворцовыми пижамами их нарекла главный редактор американского Vogue Диана Вриланд. Костюм из шелковой блузки без рукавов и довольно узких брюк стал революционным – брюки в то время фактически не включались в женский гардероб.

С тех пор у кутюрье стали одеваться Лиз Тейлор и Жаклин Кеннеди, Софи Лорен и Клаудиа Кардинале, Мария Калласс и Моника Витти, Грета Гарбо и Майя Плисецкая... Со многими из них отношения перерастали из деловых в дружеские. Среди близких друзей Голицыной были Онассисы, семьи Форд и Кеннеди.

История дружбы с Жаклин Кеннеди заслуживает особого внимания. К 1962 году кутюрье создала для Джеки несколько платьев, но знакомы они не были. В августе того года миссис Кеннеди отдыхала с детьми в Равелло на Вилле Эпископио, на берегу Неаполитанского залива. В это время Голицына пребывала на Капри. Тогда ей позвонил итальянский предприниматель Джанни Аньелли и сообщил: "Джекки очень хочет познакомиться с тобой. Кроме того, она сгорает от желания приехать на Капри. Доставь мне удовольствие, организуй у себя вечеринку". Как вспоминала модельер, она ответила: "Послушай, Джанни, ты не хуже меня знаешь нравы на Капри. Едва Жаклин сойдет на берег, здесь наступит конец света, и мы уже больше не сможем приезжать сюда". Но он убедил ее, что все пройдет нормально. Несмотря на то, что были соблюдены все меры предосторожности, яхте мисси Кеннеди все-таки пришлось покружить вдоль берега, спасаясь от любопытных "преследователей", и все же прорваться к причалу виллы Голицыной. Жаклин даже уговорила Голицыну прогуляться по улочкам Капри.

В 1968 году Ирен Голицына закрыла свой Дом моды и стала заниматься разработкой моделей одежды для частных клиентов. В 1970 она вновь запустила свою марку "Irene Galitzine", под которой выпускалась не только одежда (к слову, представленная в экспозициях многих музеев мира), но и сумки и очки, зонтики и постельное белье, фарфор и столовое серебро.

Критики говорили, что ее модели воплощают в себе классическую элегантность и истинный дух аристократизма. Всему этому способствовали и любимые Голицыной винные оттенки и цвет бордо, смелое смешение русских, итальянских и кавказских мотивов. Но, тем не менее, несмотря на тягу к аристократизму, ее модели оставались практичными и удобными. Она привнесла также некоторые нововведения в структуру показов, начиная демонстрацию с купальников и халатов.

Долгое время Голицына не желала возвращаться в Россию, хоть и называла себя "русской на 500 процентов". "Я не желала возвращаться туда обычной туристкой и не представляла себя в какой-нибудь гостинице, приехавшей с одной из иностранных групп, — говорила она. — Я ожидала, что русские направят мне официальное приглашение не как частному лицу, а в признание моих заслуг, которых удалось достичь за многие годы". Такое приглашение последовало лишь в 1988 году, после начала перестройки. С тех пор Ирэн начала часто приезжать в нашу страну, в 1991 году участвовала в петербургском телемарафоне, организованном ЮНЕСКО, в 1992 - побывала на открытии выставки итальянского дизайна и прочитала лекцию о моде в МГУ. А в 1996 году на Пушкинской площади открылся бутик от Дома моды Galitzine.

Еще 5 лет спустя княгиня приехала на презентацию книги своих воспоминаний "Из России в Россию". На ней она сказала: "За всю жизнь я провела в России лишь два первых года свой жизни, но, приехав сюда, я почувствовала, что наконец-то нашла свой дом".

Она прожила долгую жизнь и скончалась 20 октября 2006 года в Риме на 90-м году жизни. Голицыну похоронили на католическом кладбище Testaccio в Риме.

Екатерина Щеглова


Источники:

  1. superstyle.ru





© FASHIONLIB.RU 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://fashionlib.ru/ 'История моды'

Рейтинг@Mail.ru