НОВОСТИ  БИБЛИОТЕКА  АНЕКДОТЫ  ССЫЛКИ  О САЙТЕ  


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Мода на подиуме

Мода выходит на подиум в соблазнительном блеске своей красоты. Она хочет понравиться, завоевать сердца, ей нужны поклонники — и мода берется за них со всем возможным профессионализмом.

С легкой руки Бомарше актерский костюм оказывал влияние на моду порой в большей степени, чем одежда, увиденная на улице. Помимо плаща-альмавивы, в моду вошел и костюм Сюзанны из «Женитьбы Фигаро», подробно описанный самим Бомарше: «На ней очень элегантное белое платье с маленькими басками, юбка и шапочка».

Кутюрье (так, напомню, называли художников, работающих в «высокой моде» — «от кутюр») делают костюмы для театральных постановок, и сцена становится первым подиумом моды. И хотя позже стали проводиться специальные театрализованные показы новых моделей одежды для публики, театр и знаменитые актеры по-прежнему выступали как главные пропагандисты моды.

Любопытные воспоминания оставил об этом Поль Пуаре, который в начале века одевал известнейшую актрису того времени» Режан. Он пишет: «Режан должна была выступать в пальто, способном произвести впечатление, электризовать не только героиню, но и весь зал. Сделать его поручили мне. Я не спал по ночам. Ни одна из моих задумок не представлялась мне достаточно красивой и вполне достойной Режан. В конце концов, я создал пальто. Оно было выполнено из черного тюля, закрывающего черную тафту, украшенную расписанными Бийоте огромными сиреневыми и белыми ирисами. Широкая лента из сиреневого сатина и другая — из фиолетового сатина, накинутые поверх тюля, вставляли в оправу плечи и закрывали пальто спереди искусным узлом.

Вся грусть романтической развязки, вся горечь четвертого акта были в этом очень выразительном пальто, и, видя его появление, публика предчувствовала исход пьесы...»

Теперь-то этот костюм Пуаре может показаться нам чисто театральным, далеким от жизни. Но не забывайте — он был из той жизни, он был в русле моды, которую создавал Пуаре, не для театра только. В его воспоминании очень важна одна деталь пальто, столь искусно и тщательно им разработанное, служило сверхзадаче — усилить финал пьесы, передать «грусть романтической развязки». Обратите на это внимание, ведь костюм, вышедший из спектакля (кинофильма, концерта и т. д.) на улицу, может нести в себе черты того образа или характера, подчеркнуть которые был намерен создавший его художник. И, надевая подобный костюм, вы вольно или невольно примеряете на себя характер и черты того героя...

С тех пор многое изменилось: средства информации в наши дни стали поистине всесильными, механизм распространения моды изучен до мельчайших подробностей и весьма успешно используется индустрией моды. Разве мог предположить Пуаре, что наступят времена, когда моду будут диктовать искусственно вылепленные кумиры, «идолы», созданные единственно ради того, чтобы мода давала миллионные барыши?..

Спектакль для мини-юбки

В конце 1960-х годов в моду стремительно входит мини. Его популярность объясняется отнюдь не тем, что с мини была открыта какая-то новая, доселе невиданная эстетика. И не тем, что это была удобная, практичная мода. И даже не тем, что мини годилось для многих женщин — скорее наоборот, новая длина требовала хорошей фигуры. Больше того, мини — с самого своего появления вызывало резкие протесты со стороны общественности. Как же случилось, что при всем этом мини стало всеобщей, едва ли ни повальной модой?

Для мини был поставлен уникальный в истории моды спектакль, главная роль в котором была отведена манекенщице Твигги. Высокая, худенькая девочка-подросток, с миловидным, усыпанным веснушками личиком, с кукольными глазами и короткой стрижкой, она победила на всемирном конкурсе красоты, который ежегодно устраивали предприимчивые супруги Морли. «Мисс Земной Шар лимитед» Твигги стала демонстрировать мини-юбки и мини-платья. Возможно, все и ограничилось бы одними показами, о которых, как это обычно бывает, поговорили и забыли. Но здесь была серьезная игра, и ставки сделаны большие. Фабриканты готового платья целенаправленно готовили успех новой моды и подключили наиболее влиятельные средства массовой информации. Редактор по отделу моды «Дейли экспресс» Дейдр Макшерри, редактор журнала «Вог» Беатрис Миллер, антрепренер Твигги Джастин де Вильнев обеспечили новой моде «зеленую улицу» и очень быстро создали вокруг новинки нужное общественное мнение.

Азбука моды
Азбука моды

Все, что еще недавно признавалось красивым, теперь подвергалось сомнению. Вместо роскошных, неземных красавиц — девчонка, одетая так, как могли бы одеваться многие, — доступно, без вызывающей роскоши, образ, близкий миллионам потенциальных потребительниц готовой одежды. И в то же время некий идеал, к которому можно стремиться. Новый тип красоты, новый образ — и соответственно новая экипировка, новая — с головы до ног. Новая косметика, новая стрижка, в которой так заинтересованы богатые владельцы лондонских салонов-парикмахерских «Леонард». Лицо Твигги, Твигги в полный рост, Твигги на пляже, Твигги на улице, Твигги, Твигги, Твигги...

Сама Твигги вспоминает, что во время одной из рекламных поездок ее поклонникам были розданы специально сделанные маски с лицом Твигги, и тысячи «Твигги» заполнили город. Можно представить себе эту толпу, этих людей, готовых следовать созданному для них «имиджу» (образу, облику, образцу), забывая о себе самом, о своем собственном лице.

Проходит совсем немного времени, и лицо Твигги называют уже «лицом десятилетия», ее имя становится нарицательным, а журналисты иронизируют: «Англия дала миру Шекспира и Твигги...»

Азбука моды
Азбука моды

Но мода недолговечна, даже если ее поддерживают очень солидные денежные инъекции. Ушла мини-юбка, правда только до поры до вре мени, и мало кто теперь вспомнит, как выглядела Твигги.

Модный бизнес использует в целях рекламы наиболее популярных актрис и делает это порой поистине с садистской жестокостью. Знаменитая Брижит Бардо с ужасом вспоминает о том времени, когда пресса, кино и телевидение сделали из нее идола, окруженного фанатическим поклонением. Ей подражали в одежде, копировали ее прическу и макияж, смеялись, как она, ходили, как она... Жизнь Брижит Бардо ее частная жизнь — была брошена на модный прилавок.

Известные фирмы готового платья постоянно привлекают к своим показам победительниц всевозможных конкурсов красоты. Несколько лет назад турецкие компании «Фермал А. С» и «Издаш экспорт корп.» показывали в Москве коллекцию одежды из кож и овчины. Среди манекенщиц были две «Мисс Европы» — балерина Нажли Дениз Куруоглу и студентка Неше Эрберк. Они открывали и вели это модное шоу и... еще раз демонстрировали свою красоту.

Азбука моды
Азбука моды

Модный образ, который воплощает какая-либо популярная, известная - всем личность, позволяет передать сразу всю информацию о том, каким должен быть современный человек, разумеется в чисто внешнем плане. Прическа, макияж, костюм, обувь, манера держаться - все это сразу, все одновременно, поэтому и мода перестает быть простым фасончиком платья, формой стрижки и высотой каблука. Она претендует на большее — создается иллюзия, что мода формирует самого человека, вторгаясь в его жизнь, навязывая ему свои правила поведения. И все это подается в соблазнительной упаковке очередного «самого современного» стиля.

Недолговечная «новизна»

Но мода, хотя и претендует каждый раз на приоритет своих открытий, тем не менее далеко не всегда рождает нечто действительно новое. То там, то здесь она берет у своих предшественников то, что по теперешним понятиям кажется ей красивым или заслуживающим внимания, что будет соответствовать духу эпохи. Найденное она видоизменяет, чтобы не чувствовалась «пыль веков». И каждый раз находятся тысячи ее страстных приверженцев, готовых убедить нас в том, что новое — и красиво, и удобно, и полезно, словом, по тому старому правилу, когда всякое новое лучше старого. Хотя мы порой наверняка знаем, что это не так.

Бывает, что, порывшись в старом сундуке, мода не обнаруживает того, что соответствовало бы новому времени, и тогда она пускается на поиск идей в отдаленные от нее сферы. Использует и достижения науки, в особенности те, которые позволяют создать невиданные ранее ткани и материалы. Она чутко улавливает настроения общества, и, хотя во все времена, как писал Пушкин, «слепая мода — наш тиран», она, на деле часто не считаясь с человеком, делает, однако, вид, что идет ему навстречу. Даже мини-мода, которая требовала от женщин мальчишеской стройности и длинных ног, заставляла мерзнуть и простужаться женщин холодных континентов, сметала на своем пути все мыслимые и немыслимые преграды.

Но не будем делать вид, что мода, одна она, во всем виновата. Разве люди не сами поддерживают ее? Разве не сами надевают на себя маски Твигги, Брижит Бардо и других очередных кумиров? Разве не они - соавторы моды? Человек, встречаясь с другими людьми, старается быть похожим на тех, кто ему нравится, вызывает зависть, — он стремится подражать хотя бы в том, что доступнее всего. Не может стать Аленом Делоном или Бельмондо, но одеваться, как они, ему доступно. Мода дает человеку иллюзию, что, одевшись определенным образом, он уже достиг того, чего желал. Не случайно одежда всегда была престижной, и мода на Западе, родившись наверху, в высших слоях общества, и призванная с помощью своеобразных символов выделить элиту, постепенно опускается вниз. Те слои буржуазного общества, которые хотели бы занять более высокое положение, приобщиться к элите, перенимают ее социальные символы. Как только эта мода становится общедоступной, создается новая мода, и так начинается новый цикл.

И хотя в наше время костюм стал необыкновенно демократичным, мода на Западе все же отражает знаки социальной символики. Но и в тех случаях, когда мода пытается сломать сложившиеся в обществе каноны, процесс этот быстро останавливают, «бунт» усмиряется на прилавках, где можно купить все модные атрибуты очередного «бунтаря».

Азбука моды
Азбука моды

Там, где мода становится бизнесом, где предприимчивые дельцы диктуют эстетику костюма, перемены в моде наступают стремительно, ломают все сколько-нибудь устоявшееся, порой ради только одной-единственной цели — расчистить для новой моды необходимое ей жизненное пространство. Мода изощряется, предлагает всевозможные стили в одежде. И все это строго регламентируется — утренний халатик, платье для коктейля, одежда для прогулок и послеобеденный туалет. Каждый, разумеется, волен выбирать то, что соответствует его образу жизни, и волен следовать тому стилю, который ему больше нравится. Волен-то волен, но не всем это по карману. Примечательно, что в европейских странах, где культура одежды высока, а мода давно чувствует себя хозяйкой положения, в разгар самого небывалого смешения стилей женщины — в знак протеста — стали доставать платья своих матерей и бабушек и носить их безо всякой

переделки. Но и этот протест, как и все предыдущие, был нейтрализован — в моду вошла одежда, сшитая в стиле 20—30-х годов, а затем 50—60-х. С поправками на время, разумеется.

«Русский стиль» — продолжение традиций

Мы не удивляемся, когда обнаруживаем в коллекциях знаменитых французских фирм — Нины Риччи, Ив Сен-Лорана и других — модели в ярко выраженном «русском» стиле. Он существует в мировой моде как несколько экзотическое, но все же вполне определенное и динамичное явление, в котором отражается и неослабевающий интерес к русской культуре, и пристальное внимание к тому, что происходит в нашей стране. Образ русской женщины — каким его рисует воображение западных художников моды — это образ мягкой, романтической женщины, не принимающей ни спортивный, ни деловой, ни тем более военизированный стиль в одежде. Стиль Анны Карениной — он так и назывался во Франции — стиль, безусловно, привлекательный, но как мало подходит он к нашему образу жизни... Впрочем, возможно, мы просто сами недооцениваем себя...

...Разные страны оспаривали честь называться родиной моды - Россия никогда не участвовала в этих спорах. Не претендуя на роль законодательницы мод, она предпочитала импортировать моду и модные товары из Западной Европы — все «парижское», «англицкое», «немецкое» высоко ценилось российскими модниками.

Тем не менее рядом и одновременно с европейской модой, имевшей хождение в дворянских аристократических кругах, существовала и другая — своя, российская мода, которая опиралась на национальные и сословные традиции. Рациональный крой народного костюма, привычные виды одежды, характер декора — все это едва ли не в первозданном виде сохранялось в повседневной, а особенно в праздничной одежде жителей сел и деревень. Крестьянки носили сарафаны, как это было в старину, юбки с паневами, просторные «деревенские» вышитые блузки и ситцевые цветные кофточки — приталенные по фигуре, с баской; на плечи накидывали неизменные яркие платки и шали.

Но даже и в городе, где влияние европейского костюма заметно ощущалось, к началу XX века сложились своеобразные «сословные» варианты народного костюма. Так, к примеру, обычный костюм рабочего состоял из пиджака, надетого поверх темной ситцевой косоворотки, брюк, заправленных в сапоги, и картуза с небольшим козырьком. Иначе одевались представители купеческого сословия — тут и поддевка, и кафтан, и фуражка, столь любимые ими.

В начале века уже сформировался и костюм самостоятельной, «эмансипированной» женщины - темное шерстяное платье с белым воротничком. Так одевались учительницы и слушательницы различных «женских» курсов. В среде русской интеллигенции была популярна «толстовка», которую носили поклонники и последователи Льва Николаевича Толстого.

Великая Октябрьская социалистическая революция изменила не только характер одежды, что вполне естественно, но и само отношение к ней. Казалось бы, не до моды - одевались, как придется, тем более — фабрики стоят, товаров и тканей нет. И все же отношение к одежде было разборчивое, точнее говоря, классовое отношение. Революционные рабочие и работницы одевались иначе, нежели те, кто стоял по другую сторону баррикад. В годы революции, гражданской войны сложился, причем совершенно стихийно, очень своеобразный и не лишенный живописности стиль в одежде, который потом для многих поколений станет символом революционной романтики. Стройные, подтянутые женщины (голод, физический труд — не нужна никакая диета) носили платья, подчеркивающие фигуру, из солдатского сукна и ярко-красные косынки. Гимнастерки с широким ремнем, напоминающие богатырский шлем буденновки, кожанки, сапоги, шинели до полу - эта одежда несла свой, неповторимый образ, одновременно романтический и аскетически героический, который не утратил привлекательности и в наши дни. Все, что заключало в себе хотя бы отдаленное напоминание о дворянской буржуазной одежде — тот же когда-то высоко ценимый «парижский шик», категорически отвергалось, несмотря на невероятные трудности с одеждой. Рюши, кружева, дорогие меха, ювелирные украшения, мужские галстуки, даже шляпы - все это считалось атрибутами чужого, враждебного мира. А в годы нэпа воспринималось как нечто вызывающе пошлое и мещанское.

Сейчас кажется удивительным то обстоятельство, что уже в первые, самые тяжелые годы жизни молодой Советской Республики думали не только о хлебе насущном, о том, чем накормить и согреть людей, но и о том, во что и, главное, как их одеть. И это был не простой, утилитарный, практический интерес - речь шла о создании новой эстетики, об основах новой, социалистической культуры.

Азбука моды
Азбука моды

«Каждый трудящийся должен понимать, что такое стиль, сознавая всю важность гармонического ансамбля обстановки...» — это написано в 1921 году, но еще раньше, в самом начале 1919-го, были созданы «Мастерские современного костюма», «Художники должны в области одежды взять инициативу в свои руки, работая над созданием из простых материалов простейших, но красивых форм одежды, подходящих к новому укладу трудовой жизни». Так говорила на первой Всероссийской конференции художественной промышленности в 1919 году создавшая эту первую школу советского моделирования блистательный художник Надежда Петровна Ламанова.

Это был человек удивительной судьбы и необыкновенного таланта. Девочка из небогатой провинциальной семьи, рано начавшая работать, становится в России ведущим художником-модельером, «поставщиком ее императорского двора». Несмотря на свое совершенно особое положение, Ламанова приняла революцию сразу, без оговорок и колебаний. Именно ей мы обязаны созданием стройной концепции современного, или, как тогда говорили, «производственного», костюма.

С чего начинает Ламанова? Что считает она главным? «Ввести в производство костюма начала художественности, — пишет Надежда Петровна и продолжает: — Привести современный костюм в соответствие с современным бытом Советской Республики и ее всесторонними нуждами». Как мы сказали бы сейчас - «создать красивую и практичную одежду». Собственно, мы так и говорим — вслед за Ламановой. Ее принцип — «для чего создается костюм, для кого, из чего» — не потерял актуальности и в наши дни. Надежда Петровна Ламанова удивительным образом сочетала в себе талант ученого-исследователя, создавшего концепцию нового подхода к одежде и имевшего свою школу, учеников и последователей, и отличного практика-художника, реализовавшего многие из своих замыслов. Вместе с ней работают В. Мухина и В. Степанова, А. Экстер и Л. Попова, Е. Прибыльская. Они разрабатывают рисунки для тканей, создают модели практичной и в то же время красивой и изящной одежды, умело используя искусство народных промыслов — вышивку, ткачество, кружево. Вот что было написано в статье «Русская мода», опубликованной в 1923 году в журнале «Красная нива» (предполагается, что статья принадлежит перу Ламановой). Художница считала, что «целесообразность народного костюма, благодаря вековому коллективному творчеству народа, может служить как идеологическим, так и пластическим материалом, вложенным в нашу одежду города. Основные формы народного костюма всегда мудры. Так, если для примера мы возьмем народный костюм Киевской губернии, то увидим, что он состоит из юбки (верхней кофты), плахты (юбки) и рубахи с расширенными рукавами и подолом. Такой народный костюм — своего рода прозодежда, рассчитанная на физический труд, легко переходит из зимней в летнюю и из повседневной в праздничную, и для последнего вида лишь с незначительными прибавлениями, как-то: бус, венков, яркого фартука. Из подобного характерного костюма, связанного с условиями жизни и труда, выработанного в определенной атмосфере, основанной на чувстве характерных физических особенностей русского телосложения, легко создать одежду города, положив в основу все задания народного костюма с его красочностью».

Это был новый для того времени подход к костюму, новый взгляд на одежду — ее утилитарные и эстетические функции. Ламанова, большую часть своей жизни создававшая уникальные модели (она накалывала их прямо на заказчице), разрабатывала принципы промышленного создания, массового выпуска готовой одежды, которая отвечала бы высоким эстетическим требованиям. Ее идеи, ее разработки легли в основу сложившейся (правда, значительно позднее) отечественной школы моделирования, были использованы в нашей швейной промышленности.

Успех моделей одежды, выполненных из самых простых тканей, на Всемирной выставке в Париже в 1925 году — работы Н. Ламановой, В. Мухиной и Е. Прибыльской были удостоены «Гран при» — подтвердил, что поиски советских художников костюма имеют всеобщее значение.

В годы первых пятилеток были заложены основы промышленности, нацеленной на массовый выпуск готовой одежды. В 1934 году открыт первый Дом моделей одежды, который сейчас известен как Общесоюзный. Создавались учебные заведения, которые должны были готовить кадры для легкой промышленности. Все это перечеркнула война...

И снова нам было не до моды - надо было выстоять, победить, а потом восстановить разрушенное. И тем не менее уже летом 1944 года принимается решение о создании отечественного журнала мод. И сразу после Победы, в июне 1945 года, выходит в свет первый номер «Журнала мод». Мы в редакции бережно храним этот номер и часто перечитываем статью, открывающую его: «Одеть советских людей в удобную, изящную и красивую одежду - почетная задача советских модельеров и художников... Журнал должен воспитывать вкус к красивой одежде, культуре вещей и вместе с тем показывать способы наиболее экономного и рационального использования тканей, пряжи и мехов...»

Вот уже более сорока лет «Журнал мод» не только пропагандирует советскую моду, но и дает практические рекомендации и выкройки разных моделей одежды. Кроме того, редакция выпускает еще журнал - приложение к основному — «Модели сезона» и издание — тоже с выкройками — «Мода стран социализма». Издания популярны не только в нашей стране, но и за рубежом, где у них тоже много читателей.

В нашей стране сложилась своя, мощная школа моделирования. Показы советской моды за рубежом пользуются неизменным успехом. Своеобразие творческого почерка, ярко выраженный национальный характер костюма, щедрость и острота предложений — вот что отличает работы советских художников моды.

«Планирование» моды

При современных средствах информации мода стала интернациональной. То, что придумали и стали носить в Париже или Риме, очень скоро становится известно не только в Европе, но и на других континентах. Впрочем, заметно и обратное влияние: национальные костюмы разных народов сейчас, как никогда прежде, вписываются, и притом довольно успешно, в современную одежду. Русский стиль во многих вариантах («стиль Анны Карениной», «русский мужик», «казак» и др.), индийский стиль, японское кимоно — все это можно видеть на подиумах Парижа. Не считаться с этим нельзя, и все же — при всей интернациональности моды — в нашей стране, как и в социалистических странах, мода живет по несколько иным законам.

Как и всюду, мода задумывается и планируется у нас задолго до того, как она предстанет перед строгим судом публики.

Азбука моды
Азбука моды

Художники ведущих моделирующих организаций - - Всесоюзного центра развития ассортимента товаров легкой промышленности, моды и культуры одежды (ВЦАМлегпром), Общесоюзного Дома моделей одежды, Всесоюзного Дома моделей трикотажных изделий, Всесоюзного Дома моделей обуви — совместно с научно-исследовательскими институтами, разрабатывающими ткани и материалы, определяют будущую моду. Они изучают процессы, происходящие в мире моды, рассматривают тенденции, которые в ней намечаются, и пытаются определить, какие из модных идей могут в будущем стать плодотворными. А это последнее обстоятельство может зависеть от того, насколько предложения художников отвечают образу жизни советских людей, их пристрастиям, вкусам, интересам. Вот тогда-то особенно важным оказывается изучение спроса, покупательского мнения - специалисты легкой промышленности знакомятся с результатами опросов населения, данными конъюнктурных отчетов торговли. Анализируются материалы, опубликованные в печати.

Художник — главная фигура в создании новой моды, так было всегда, и, очевидно, так всегда и будет. Специалисты любого другого рода, занятые в модной индустрии, могут, в лучшем случае, сказать, какие виды одежды нужны людям разных возрастных групп и социальных категорий, в каком направлении вести поиски. Но только художник в состоянии воплотить эти самые общие идеи в конкретных и реальных художественных образах. Чутье, интуиция, чувство цвета и формы, понимание ритма и композиции, вкус - все это позволяет художнику выразить в костюме идеи своего времени, в том числе и эстетические идеи. К сожалению, именно эстетическая сторона костюма нередко недооценивается, особенно если это новая эстетика, если художник находит решения, к которым остальные пока не привыкли. Функциональные достоинства костюма, его удобство и комфортность оценить и проще, и легче — все это лежит на поверхности, для этого не нужно иметь особого вкуса и художественного чутья, достаточно одного лишь здравого смысла. Но этот самый здравый смысл порой и мешает принять эстетические поиски и находки художника. За примерами не надо далеко ходить. Те же самые, нынче набившие оскомину, голубые джинсы поначалу отпугивали прежде всего своим несравненным голубым цветом - столь непривычным после десятилетнего господства черно-коричнево-темно-синих и серых брюк. Шокировала и форма, которая, как казалось, излишне «обнажает» фигуру. С точки зрения практичности джинсы не вызывали возражений — натуральный, к тому же очень прочный хлопок, удобный крой, множество карманов. Именно эстетическая сторона новых брюк вызывала поначалу возражения против этой моды.

Но — любопытное дело! — потом, после периода восторгов, немыслимого увлечения джинсами, наступил спад интереса к ним, и именно эстетическая сторона этого вида одежды оказалась под огнем критики. Она перестала удовлетворять нас — голубой цвет, которым недавно все восхищались, стал казаться непривлекательным, грязным, даже... темным. Он разонравился — этот с виду простенький аргумент в моде всегда оказывался решающим. Эстетические критерии изменились — нам стало казаться красивым нечто совсем другое. Сейчас мы с удовольствием носим летние легкие брюки белого, кремового, голубого, красного и даже розового цвета — и они кажутся прекрасными, лучше любых джинсов. Пока они нам нравятся.

Азбука моды
Азбука моды

Вернемся к художнику, создающему новый костюм. Он живет модой иначе, чем мы все. Мы видим моду готовой, когда художник не только «отболел» ею, не только «поносил» эти вещи в своем воображении, но и уже устал от них. Его глаз, более чуткий, чем глаз любого нехудожника, жаждет новизны. Он ищет и отыскивает (возможно, чисто интуитивно) иные цвета, которые его теперь радуют, иные объемы, иные пропорции, которые отвечают его новым эстетическим представлениям, а значит, и духу времени. Художнику дано предугадать новое, что пока только носится в воздухе... Причем задолго до того, как мы с вами почувствуем неизбежность перемен.

За год-полтора до выпуска в свет новой модели ее рассматривает компетентная Эстетическая комиссия при Научно-техническом совете Мин-легпрома СССР. Художественные руководители Домов моделей, ведущие специалисты отраслевых институтов, представители торговли, искусствоведы и социологи знакомятся с новыми материалами и тканями, с предлагаемыми для промышленного тиражирования моделями одежды, обуви и т. д. Каждое такое заседание — это восхитительный праздник моды, несмотря на то что всем приходится напряженно работать. Давайте войдем в просторный демонстрационный зал ВЦАМлегпрома и посмотрим, как проходит обычно заседание Эстетической комиссии.

Пока не начались доклады, оглядим выставленные на стендах образцы тканей — шелковых, шерстяных, хлопчатобумажных, льняных и синтетических, образцы натуральных и искусственных кож и меха, фурнитуры, приклада, отделок... На каждом из них номер — члены Эстетической комиссии должны дать им свою оценку, принять или отклонить предлагаемые им образцы. И хотя многие из них уже знакомы по предварительным, рабочим заседаниям, все же споры продолжаются и здесь, у стендов.

Азбука моды
Азбука моды

Материал, ткань — это та необходимая реальность, без которой нельзя говорить ни о какой новой моде. Художник, как бы велик он ни был, может сделать что-то новое только в том случае, если у него есть материал, отвечающий его замыслу. Ткань жесткая или мягкая, текучая, тяжелая или разреженной структуры, прозрачная или нет — все это чрезвычайно важно, потому что в костюме каждая из них будет вести себя по-своему. Жесткая не ляжет драпировками, зато будет хорошо держать форму, позволит придать костюму строго очерченный силуэт. А цвет? От сезона к сезону меняется гамма модных цветов — глаз устает от однообразия. Поэтому форма и цвет — вот что в первую очередь создает ощущение новизны, что прежде всего заметно в новой моде. И только потом — детали и подробности, которые порой не сразу и заметишь.

С определения тканей и материалов, которые могут создать новую моду, и начинается заседание Эстетической комиссии. Здесь все важно — и характер самой ткани, ее структура, и художественно-колористическое оформление, и возможность использования тех или иных материалов для создания нового ассортимента. Но бывает, что нужная и интересная новая ткань имеется пока в очень небольшом количестве, ее можно показать в коллекции, но для тиражирования не хватит — тогда эта проблема становится предметом обсуждения специалистов. В тех случаях, когда с опытными образцами новых материалов уже поработали швейники, они докладывают Эстетической комиссии о том, насколько удобна ткань в обработке. Случается, что разработана облегченная ткань для костюмов, а вот о нужной подкладочной не подумали. Обувщики высказывают свои претензии к текстильщикам и производителям фурнитуры, а те, в свою очередь, напоминают им о разработках, которые пока не используются.

Выступают социологи, психологи, рассказывают о своих наблюдениях, о характере складывающегося спроса на товары легкой промышленности. Так, до сих пор в центре внимания находится молодежная одежда, надвигается новая острая проблема — одежда для пожилых. Отмечается эта тенденция во всем мире — пожилые люди, пенсионеры требуют к себе внимания: они тоже хотели бы одеваться современно. Правда, современность в их понимании — нечто совершенно иное, чем в понимании молодежи, это, безусловно, не авангард, пожилые не собираются бежать вслед за модой, а тем более обгонять ее, но добротная современная классика их вполне бы устроила.

Отмечают социологи и возникновение в последние годы повышенного интереса к одежде для свободного времени — люди учатся разумно и с пользой для здоровья строить свой досуг, и новые занятия требуют соответствующей экипировки.

Словом, идет деловой разговор, в ходе которого определяется стратегия развития отрасли.

Азбука моды
Азбука моды

Группа художников-модельеров ВЦАМлегпрома, которыми руководит талантливая Надежда Федоскина, демонстрирует модели, показывающие, как могут использоваться новые ткани и материалы, предлагаемые для будущих сезонов. Возможности моделирования, использования новых конструкций, проработка основных видов ассортимента одежды — в коллекции Общесоюзного Дома моделей одежды. Это старейшина отечественной моды, здесь работают опытные художники и конструкторы, чьим коллекциям не раз рукоплескали Париж и Лондон, Монреаль и Брюссель, София и Прага. Галина Гагарина, Светлана Качарова, Анна Трофименко, Тамара Файдель, Тамара Мокеева, Елена Стерлигова, Наталья Орская, Елена Иванова продолжают славные традиции отечественной школы моделирования. Одна только Ирина Крутикова, которая руководит группой художников, занимающихся моделированием меховых изделий, имеет более двадцати золотых и серебряных медалей международных конкурсов, у нее свыше пятидесяти авторских свидетельств на оригинальные решения всевозможных изделий из меха...

Но, довольно о титулах и наградах! Художники вынесли на суд коллег новые решения костюма, ту моду, которая грядет, которая вскоре выплеснется на улицы, когда промышленность наладит выпуск этих вещей, даст новинкам тираж, который позволит заявить о новой моде.

Мода, которая выносится на суд компетентной Эстетической комиссии, — мода высокой пробы. Предлагаемые художниками модели отличает хороший вкус, безупречное мастерство исполнения, понимание потребностей советских людей. Эта мода создается не для элиты, стремящейся выделиться за счет престижной дорогой и сверхмодной одежды, эта мода рассчитана на тех, кто работает и своим трудом зарабатывает себе «на туалеты». Художники создают одежду, которая отвечала бы образу жизни советского человека, соответствовала его реальным покупательским возможностям. Это одежда, рассчитанная на массовое, промышленное производство. Новинке надо обеспечить вполне заметный тираж — он создает моду. Но одинаковых, абсолютно похожих вещей не должно быть много — кому нужны костюмы, которые можно встретить на каждом третьем? Поэтому изделия особо модные, созданные по мотивам последних коллекций, отличаются индексом «Н» («новинка») и продаются несколько дороже. Некоторые модели специально выпускаются малыми сериями — так апробируются найденные художниками новые образы в костюме, новые решения, еще порой непривычные. Модность вещи теперь один из критериев качества и значит не меньше, чем хорошо проложенная строчка или правильно вшитый рукав. Сейчас трудно найти желающего одеваться по моде позавчерашнего дня.

...Мода, какой ее представляет художник, — это отточенная, доведенная до совершенства эстетическая идея (если, разумеется, художник талантлив и способен рождать идеи). На подиуме она привлекательна и соблазнительна. Освоенная промышленностью, приспособленная к ее возможностям, на потоке она приобретает массу новых качеств. Даже в том случае, если модель при этом ничего не потеряла и сумела сохранить прелесть авторского образца, она перестает быть уникальной, что в определенной степени снижает и ее эстетическую ценность. Мода, живущая тиражом, от него же и умирает. Как только мода начинает нравиться всем, она перестает привлекать многих.

Что ж, и на подиуме мода не теряет своих замечательных парадоксов...

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Как это было: советская мода на колоритных фотографиях 1960-1970-х годов

Аристократический шик от Юсуповых: как русская княжеская чета в эмиграции основала Дом моды

Забытая на родине: как киевлянка в эмиграции стала модным американским дизайнером

Аозай. Платье королей

Мода с улиц: как одеваются женщины в Париже

10 образов, которые никогда не выйдут из моды

История модного Дома Yves Saint Laurent




© Колпачёва Е. А., Злыгостев А. С. 2001-2017

При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://fashionlib.ru/ 'FashionLib.ru: История моды'

Рейтинг@Mail.ru