НОВОСТИ  БИБЛИОТЕКА  АНЕКДОТЫ  ССЫЛКИ  О САЙТЕ  


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Художник-модельер и традиция

Творчество советских художников-модельеров

Литературные материалы и архивы Общесоюзного Дома моделей одежды свидетельствуют о том, что к использованию наследия народного костюма в работе над новыми проектами одежды прибегало большинство художников.

Творчество каждого художника-модельера ОДМО определяется кругом народных мотивов и методом использования их в моделировании одежды.

Это характеризует их творческий почерк. Одних интересуют внешние черты (декоративность, мотивы вышивок), другие, используя то же содержание, ориентируются на принципы народного костюма, пытаясь найти и применить в современном моделировании не только эстетические достоинства, но и рациональные основы народного прикладного искусства.

Анализ моделирования одежды послевоенного периода дает возможность сравнить творческий почерк нескольких художников-модельеров. Их можно объединить условно в три большие группы.

К первой относятся художники-модельеры 40-х годов: Ф. А. Гореленкова, Е. Л. Федотова, М. Д. Плотникова и др. Народные мотивы в моделях одежды, разработанных этими авторами (за исключением моделей Н. С. Макаровой), не испытывая достаточно большой переработки, соединяются с модной формой, образуя решения вещей, представляющих собой скорее стилизацию под народный костюм, чем создание действительно нового, несущего национальный колорит.

Ко второй группе относятся: М. А. Вышеславцева, К. Е. Божнева, В. И. Аралова, А. А. Левашова, Л. К. Ефремова, Н. А. Голикова, В. Д. Горовиц, А. И. Черемных, Л. Ф. Турчановская и др. Главное в их творчестве - соответствие художественного решения вещи облику современной женщины, ее образу жизни. Они не канонизируют традиционные черты народного костюма, а берут из его богатства то, что может придать одежде новизну, своеобразие. Большое значение эти художники придают художественным достоинствам самой ткани, возможностям заставить "звучать" национальный мотив через ее узор, фактуру.

К третьей группе следует отнести художников более молодого поколения: Л. Телегину, Н. Аршавскую, А. Трофименко, В. Зайцева, Т. Осмеркину, И. Булгакову, И. Доброхотову, Е. Дрешина и многих других. Характерным для их творчества является стремление расширить сферу общения с народным прикладным искусством, найти образное содержание и в рисунке ткани, и в ритме, и в колорите.

Творчество Н. С. Макаровой и народные традиции. Прежде чем говорить конкретно о творчестве модельеров ОДМО, надо особо сказать о творчестве Н. С. Макаровой. Н. С. Макарова - последовательница Н. П. Ламановой, развивающая принципы ее работы. Н. С. Макарова более широко, чем другие модельеры, применяла в создании своих моделей арсенал народных средств построения и оформления костюма. Например, покрой народной рубахи органично входит в конструкцию современных платьев, спроектированных Н. С. Макаровой. Часто эти платья напоминают рубаху с прямоугольной проймой рукавов, что придает им особую элегантность. Покрой народных рубах Н. С. Макарова применяет чаще всего в детской дошкольной одежде. Этому помогает специфика формы детской одежды, в основном прямой, с кокетками разной величины и конфигурации.

Во многих моделях Н. С. Макаровой присутствует чисто народный элемент соединения частей - ластовица, круглая кокетка, напоминающая "воротушку". Плечевые вставки-полики, изготовлявшиеся когда-то из кумача и цветного ситца, получают в творчестве Н. С. Макаровой новое воплощение и как необходимые конструктивные фрагменты, и как детали - носители декора, часто являющиеся и композиционным центром модели (см. рис. 69). Кокетки прямоугольной формы, круглые и в виде поликов, косых и прямых, делаются или из цветных тканей, или украшаются по швам вышивкой.

Кроме покроя рубахи, в моделях Н. С. Макаровой можно видеть различные варианты конструкции сарафанов. Его стройная трапециевидная форма находит применение в женской и детской одежде. Различные формы бретелей, цельнокроенных со станом и отрезных, выполненных из той же ткани, что и сарафан, и контрастных по цвету, подобно ярким лямкам народных сарафанов, органично соединяются с украшениями оплечья. Стан или гладкий, строящийся на продольных линиях, как в народном косоклинном сарафане, или с мягкими сборками и складками. Линии пройм или бретели часто являются носителями основного декора.

Кроме русских мотивов, в образцах костюмов Н. С. Макаровой можно увидеть черты, отсылающие нас к костюмам других народностей. В частности, ряд моделей решается по мотивам костюма народов Севера, Кавказа и т. п.

Своеобразно украшение моделей: они далеко не всегда орнаментированы вышивкой, чаще всего это узкие цветные полоски (например, красные), обрамляющие края горловины, рукавов, отмечающие швы, навесные плетеные петли, завязки, кисти.

Рис. 69. Использование традиционных линий покроя русских рубах в детской одежде (1945 - 1948 гг.), схематические рисунки по моделям Н. С. Макаровой
Рис. 69. Использование традиционных линий покроя русских рубах в детской одежде (1945 - 1948 гг.), схематические рисунки по моделям Н. С. Макаровой

В своих моделях Н. С. Макарова обыгрывает моменты утилитарности и рациональности. Например, известный принцип изготовления верха рубахи, рукавов из более дорогого и тонкого материала, а стана - из более дешевого и грубого она использует как принцип декоративного решения. Так появляются модели, верхняя часть и рукава которых делаются из ярких, нарядных тканей, контрастных по цвету или иных по рисунку, но объединенных в целом по колориту с тканью, из которой выполнен весь костюм. Характерным цветовым решением для проектов одежды Н. С. Макаровой является сочетание приглушенного красного цвета с синим, черным, реже белым.

Излюбленным приемом Н. С. Макаровой является использование принципа многослойности народного костюма: в ее проектах платье дополняется жакетом, пальто или полупальто прямой формы (см. рис. 40 - 41).

Очень часто этот принцип порождал идею трансформации: художница создавала одежду с вариантами. Это были платья с рукавами разной длины, изменяющейся формой юбок, со съемными кокетками, пелеринами и т. д.

Форма в моделях Н. С. Макаровой всегда определялась пластическими свойствами тканей. Определяющим было то, что "лепилось" из той или иной ткани. Знание законов построения народного костюма позволяло ей проводить принцип аналогии, т. е. сравнивать взятую ткань и намечаемую из нее форму с формой и материалом народных одежд. Модели Н. С. Макаровой несут такую "дозу" народного, которая делает их новыми, самобытными, оставляя в то же время в русле моды. Они декоративны, просты по крою и украшению, несмотря на видимую связь с народным костюмом, не этнографичны. Традиционность, взятая от народного искусства, спокойно входит в современность, сообщая модной форме новизну, оригинальность конструктивного и цветового решения.

По изучении творчества Н. С. Макаровой складывается впечатление, что она глубоко "овладела" народным костюмом, а овладев, забыла, как забывают правила грамматики, превращая язык в прекрасное средство человеческого общения.

Использование народных традиций модельерами старшего поколения. К народному прикладному искусству активно обращаются художники-модельеры старшего поколения, последователи Н. П. Ламановой и Н. С. Макаровой - Ф. А. Гореленкова, Е. Л. Федотова, М. Д. Плотникова и др. Их излюбленными мотивами являются элементы покроя и вышивка народных рубах, шушпанов, навершников, сарафанов, характерные особенности построения и отделки верхней одежды - казакинов, черкесок и т. п. (см. рис. 32, 37, 38).

От специфики покроя народных одежд эти художники берут варианты конструкции верха рубах с поляками прямыми и косыми, мягкую сборчатую форму плечевой части, переходящую в довольно массивной формы рукав. Детали кроя народного костюма они рассматривают как основу для конструктивного своеобразия современной модели. Например, плечевая вставка - полик - используется по-разному: часто она удлиняется и фигурирует не как самостоятельная деталь, а как продолжение рукава, одновременно являясь и частью спинки (см. рис. 38).

Отражается такая особенность покроя, как округлая часть верха рубахи - "воротушка", на которой располагается вышивка. В проектах одежды она служит не только местом для декора, но и композиционным центром модели. Часто применяются такие чисто народные черты покроя, как прямая или уступчатая линия проймы, линия косоворотки и т. п.

Художники отдают предпочтение вышивке, часто сочетают ее для украшения платьев с гладкокрашеными яркими тканями, применяя излюбленный народом обычай отделки с помощью цветных полосок кумача, тесьмы, беек. Вышивка в моделях Ф. А. Гореленковой, Е. Л. Федотовой и М. Д. Плотниковой, как правило, занимает много места, располагаясь вдоль выреза горловины, на запястьях, по средней линии, на верхних частях рукавов, вдоль проймы, окаймляя края туникообразных полотнищ платья, т. е. находится на тех же местах, что и декор в народных рубахах.

В моделях одежды этих художников можно увидеть принципы колористического решения, свойственные народному костюму, приемы соединения клетчатого и гладкого полотна, применение новых вышивальных швов, органично соединенных с фактурой отделываемой ткани.

Характерным для них является и разработка ансамблей, использующих принцип многослойности народного костюма и состоящих из платья и пальто, платья и жакета или безрукавки и т. д.

Новизной решения отличаются главным образом те модели, которые созданы этими художниками в период 1945 - 1949 гг. Модели, созданные в 1950 - 1955 гг., менее оригинальны. Это - платья с вышивкой, в которых единственным признаком связи с народным искусством является фиксация края тем или иным приемом декора. Новая облегающая форма одежды, пришедшая на смену прямому силуэту, потребовала иных решений, а поскольку ткани и сырье в основном оставались прежними, то художникам не оставалось ничего другого, как разрабатывать варианты моделей платьев, отличающихся друг от друга местоположением вышивки.

Верность отражению черт народного костюма Ф. А. Гореленкова, Е. Л. Федотова и М. Д. Плотникова сохранили и тогда, когда эта тенденция в начале 50-х годов пошла на убыль. Даже в то время, когда появились купонные и полукупонные ткани с тканой или набивной полосой орнамента по краю, авторы продолжают укладывать его по-прежнему вдоль выреза горловины, по краю рукава, юбки и т. п. Такой метод использования народных мотивов в решении моделей часто приводил к этнографичности, превращал вещи в уникумы.

Художники Ф. А. Гореленкова, Е. Л. Федотова, М. Д. Плотникова - представители старшего поколения модельеров. Это талантливые модельеры-практики, внесшие большой вклад в историю советского моделирования. Однако их работа по использованию народных мотивов не вызывалась таким же чувством убеждения, как у Н. П. Ламановой и Н. С. Макаровой, и не была основана на глубоком проникновении в суть народного костюма. Тем не менее эти художники являются наиболее яркими представителями модельеров, создававших одежду по народным мотивам в 40-е годы.

Народные мотивы в творчестве модельеров среднего поколения. Вторая группа художников-модельеров среднего поколения более многочисленна, чем предыдущая.

Каждый из художников использует народные мотивы, по-своему проявляя индивидуальность почерка. Объединяющим моментом является то, что характерные черты народного костюма не возводятся в каноны, а применяются творчески, в расчете на современное звучание их в костюме.

Следует выделить художников-модельеров К. Е. Божневу и М. А. Вышеславцеву. Их деятельность посвящена моделированию детской одежды. Основным принципом работы с народным искусством эти художники считают извлечение из его наследия всего того, что может служить современности. Особенно важными являются их поиски того ценного, что может быть использовано в массовом производстве одежды.

Внимание художников занимают не только излюбленные мотивы покроя и оформления, органично врастающие в тектонику детского костюма, но и возможности воспроизведения характерного при современном массовом способе производства. Например, в течение ряда лет они работают вместе с художниками-текстильщиками, осуществляя принцип комплексного создания костюма. По идеям и эскизам этих художников в тесном сотрудничестве с художниками текстильных предприятий (Трехгорной мануфактуры, комбинатов имени А. С. Щербакова и "Красная Роза", Первой ситценабивной фабрики) разработаны набивные купонные и полукупонные полотна, ткани с широкий и узкой орнаментальной каймой, раппортные с простыми красочными рисунками, орнамент которых не только по цвету, но и по рисунку напоминает русские набойки.

В содружестве с работниками предприятий галантерейной промышленности К. Е. Божнева и М. А. Вышеславцева разработали различные варианты отделочной тесьмы (хлопчатобумажной, шелковой, шерстяной), цветного шнура и бахромы. В их структуре были использованы приемы народного плетения, а в орнаментике - традиционные мотивы узора вышивки и ткачества. В моделях одежды, разработанных этими авторами, мы видим отражение таких прообразов, как рубаха, сарафан, безрукавка, навершник, передник и т. п. Наибольшее место в решении детского (главным образом дошкольного) костюма занимают элементы покроя народных рубах - прямоугольная кокетка, круглая "воротушка", прямые и косые полики, а также оформление ворота и способы пришивания рукава по прямой и уступчатой линии, заимствованные из народной одежды. От народного декора берутся не только вышивка и известные схемы композиционного решения, но и многочисленные комбинации тканей. Например, красная ткань соединяется с белой и синей, цветная гладкая - с клетчатой, напоминающей сарпинку, или с полосатой, похожей на пестротканый народный холст. Много комбинаций гладких тканей с набивными.

К. Е. Божнева и М. А. Вышеславцева применяли в своей работе и такой народный принцип, как различие в оформлении костюма в зависимости от его назначения и возраста. Например, особенно красочны нарядные платья и костюмы, предназначенные для праздников, прогулок, отдыха и игр детей (рис. 70). Гораздо больше таких костюмов для детей дошкольного возраста, чем для школьников и подростков. Строение фигур и "род занятий" школьников и подростков не позволяют использовать ту же форму и то же количество декора, что и для детей дошкольного возраста. Оформление их костюма более лаконично. Исходя из этого, К. Е. Божнева и М. А. Вышеславцева по-иному подходят к введению народных мотивов в костюм для школьников. Орнамента здесь меньше; это или небольшая вышивка, или декоративные завязки, петли, шнуры. Главное внимание уделяется рациональности конструкции.

Творчество К. Е. Божневой и М. А. Вышеславцевой - пример работы художников над любимым источником творчества, пример твердой веры в возможность благотворного влияния национального наследия на развитие моделирования советского бытового костюма.

Верный тон отношения к народному прикладному искусству объединяет творчество К. Е. Божневой и М. А. Вышеславцевой с творчеством Н. П. Ламановой.

Несколько по-иному работает над народными традициями в современном костюме В. И. Аралова. Работа В. И. Араловой над проектами бытового костюма относится к 50-м годам. Она обращается к народному костюму как к источнику, используя его черты очень деликатно, вводя элементы его конструкции или декора в современную модную форму.

В моделях В. И. Араловой нет прямого заимствования черт того или иного народного костюма. Художник пользуется лишь самым общим, что может придать своеобразие современной вещи, лишь тем, что может органично использоваться модой. В. И. Аралова берет от народного не внешнюю декоративность, а принципы жизненной обусловленности костюма, которые определяют характер материала (его состав, строение, фактуру), покрой проектируемой вещи, количество, вид и материал отделки.

Модели художника характеризуются оригинальным, но простым покроем. Предлагаемая отделка, как правило, технологически не сложна. Чаще всего это отделочная ткань в соединении с вышивкой шнуром, кистями, декоративные застежки и т. п. Конструктивный строй вещи всегда соответствует тем силуэтным формам, которые господствуют в данное время. Например, в 50-х годах прообразами моделей В. И. Араловой являются особенности конструктивного построения и декоративного оформления народной одежды облегающей формы - сарафана, верхней одежды народов Украины, Закарпатья, балканских стран, Чехословакии, Польши и др. Это - кривые линии кроя поддевки, свиты, чохи, косые и трапециевидные вставки в области талии.

Рис. 70. Комплекты детской дошкольной одежды по народным мотивам (1966 г., модели М. А. Вышеславцевой)
Рис. 70. Комплекты детской дошкольной одежды по народным мотивам (1966 г., модели М. А. Вышеславцевой)

Проявление народного характера В. И. Аралова видит в соответствующих тканях, чаще всего набивных - ситце, сатине, бязи, в их колорите, в трактовке орнамента набойки.

Большую роль в ее творчестве играет интуиция, позволяющая предвидеть дальнейшее развитие формы. Например, во второй половине 50-х годов, когда стала намечаться тенденция к замене юбок клеш и в сборку более умеренными, появилась модель летнего платья из набивной бязи, отдаленно напоминающего русский сарафан. Рисунок ткани, из которой было сделано платье, перекликался с наивной графикой старинных крестьянских набоек (см. рис. 54, а). В 1958 г. В. И. Аралова создает модели одежды, известные под девизами "Суздаль" и "Плахта" (см. рис. 48). В том же плане создана и модель нарядной одежды, изображенная на рис. 71.

Под влиянием традиционного индийского женского костюма В. И. Аралова проектирует целый ряд моделей современной женской одежды, в которых по-разному обыгрывается мотив сари. Красота мягко драпирующейся ткани, подмеченная художником в подлиннике, послужила источником создания особо нарядной формы одежды.

Проектируя бытовую одежду для советских людей, В. И. Аралова всегда остается верной народному костюму, несмотря на то что модели, в которых использованы народные мотивы, занимают в ее творчестве небольшое место. В. И. Аралова - талантливый, яркий художник. Метод ее работы имеет много общего с методами Н. П. Ламановой, П. С. Макаровой, М. А. Вышеславцевой. Принципы работы В. И. Араловой по использованию традиций народного костюма оказали влияние на работу молодых художников.

Своеобразно использует народные традиции в моделировании одежды Н. А. Голикова. Народное искусство костюма в ее творчестве занимает значительную долю. Созданные ею модели женского легкого платья всегда имели остро характерную форму. Те из них, которые волей художника соприкасались с народным источником, несли печать радости, оптимизма,

В моделях Н. А. Голиковой отсутствует этнографизм. Национальный оттенок в том или ином образе достигается лаконичными, но выразительными приемами. Например, даже в разгар увлечения народными мотивами Н. А. Голикова вводит орнаментацию в платья очень скромно, применяя отделку вышивкой рельефными швами и цветными бейками у горловины, у застежки, на подоле, вдоль швов и разрезов (как у марийских рубах).

Рис. 71. Нарядное платье из двух частей с использованием традиционной народной вышивки (1960 г., модель В. И. Араловой)
Рис. 71. Нарядное платье из двух частей с использованием традиционной народной вышивки (1960 г., модель В. И. Араловой)

Она не повторяет схем распределения декора, известных в народном костюме, а берет из народного источника принцип локализации вышивки как фактор определения композиционного центра, не только декоративного, но и конструктивного. Так, среди ее моделей мы встречаем платья современной формы, в которых вышивкой выделяются воротник, карманы, обшлага, горловина и оплечье. Применяя вышивку, Н. А. Голикова не имитирует народную технику, она рассматривает ее как базу для изобретения новых по виду и выразительных по материалу отделок, несущих функционально-декоративную нагрузку: отделки не только украшают вещь, но и выражают ее национальный характер, придают современной форме особое звучание. Примерами могут быть платья с яркой выпуклой вышивкой разноцветной шерстью, напоминающей декор венгерских народных костюмов, платья с пледами и шарфами, прообразом которых послужили крестьянские зимние платки (рис. 72, 73), павловские платки и т. п.

Рис. 72. Нарядное платье, дополненное шарфом с традиционным рисунком в крупную клетку (1957 г., модель Н. А. Голиковой, А. А. Левашовой)
Рис. 72. Нарядное платье, дополненное шарфом с традиционным рисунком в крупную клетку (1957 г., модель Н. А. Голиковой, А. А. Левашовой)

В своих моделях Н. А. Голикова часто применяла орнаментальные полотна, набивные или тканые, цветом, ритмом и узором напоминающие ткани крестьянского производства. Так, в 50-х годах она создала ряд моделей из ситца с мелкоузорчатым рисунком по синему и красному полю, летние ансамбли одежды (сарафаны с жакетами) из купонного штапеля, крепдешина и др. Позднее - моделировала платья и юбки для молодежи из клетчатых тканей, напоминающих народную пестрядь и ткани для понев и шалей.

Рис. 73. Нарядное платье с шарфом под девизом 'Восток' (1958 г., модель Н. А. Голиковой)
Рис. 73. Нарядное платье с шарфом под девизом 'Восток' (1958 г., модель Н. А. Голиковой)

Характерной чертой творчества А. А. Левашовой по моделированию бытового костюма является выявление рациональности формы, ее функциональности и утилитарности. Народный костюм интересует А. А. Левашову как источник не только декоративного разнообразия вещей, но и как сокровищница здравого смысла. С этих позиций она использует народные мотивы - элементы покроя (рубах, сарафанов, душегрей и др.); от красочности народного костюма художник берет характерные цветовые тона - красный, синий, белый, их сочетания, которые вносят декоративность в оформление современной модели.

А. А. Левашова нигде не копирует ни традиционные приемы распределения вышивки, ни ее технологию. "Народный мотив" в представлении А. А. Левашовой - это всегда условность, отдаленно адресующая нас к крестьянскому искусству. Наиболее типичным для ее стиля работы является создание новых образцов платьев в виде комплектов - платья с жакетом, платья с безрукавкой контрастных тонов (белого и красного), костюма с блузой из набивного полотна с характерными орнаментальными узорами. А. А. Левашова использует орнаментальные части купонных тканей, соединение гладкого красного с полосатым и клетчатым материалом, клетчатые, пестротканые и набивные полотна, созданные вместе с художниками текстильных фабрик (Трехгорной мануфактуры, комбината имени Я. М. Свердлова и др.) по мотивам русской набойки, дымковской игрушки и т. д.

С 1953 г. А. А. Левашова работала в содружестве с Н. А. Голиковой. Они разработали модели спортивных костюмов, производственной одежды, платьев для каждого дня и нарядных, в композициях которых так или иначе используется народный источник. Модели отличаются красочностью, достигнутой контрастным решением колорита, где красный, белый и синий цвета играют ведущую роль. Художники употребляют ткани, по своим узорам напоминающие старинные, включают в композицию орнамент в дозе, не разрушающей современности модели. Одна из моделей одежды, созданная этими авторами по мотивам старинного русского костюма, - нарядный комплект - платье с жакетом под девизом "Коктейль" (1957 г., см. рис. 59), не только свидетельствовала о большой творческой удаче, но и расширяла пределы работы с национальным наследием. Эта модель явилась одним из немногих примеров нового отношения к использованию народных мотивов в современном моделировании одежды, которое исключало копирование традиционных черт народного костюма и основывалось на художественной идее, образной ассоциации.

По-разному в разные периоды времени использует наследие народного искусства Л. К. Ефремова. В композиции моделей, созданных ею, можно заметить варианты традиционного распределения вышивки народных рубах, элементы покроя и др. Однако среди обилия моделей, мало отличающихся друг от друга и от моделей других авторов, можно отметить стремление автора определить принципиальное отношение к народному искусству как к источнику творческой работы, найти пути современного проектирования образцов одежды с национальным колоритом.

Излюбленные приемы Л. К. Ефремовой - концентрация орнамента в одном месте, противопоставление цветовых тонов в общем колорите костюма. Ее модели - это или простое белое платье, дополненное безрукавкой из набивной ткани с геометрическим рисунком по народным традициям, или блуза из набивного полотна того же рисунка с юбкой из гладкой красной ткани, по тону похожей на красный цвет в крестьянском костюме и народных вышивках.

Поиски декоративности, простоты и современности формы, контакт с господствующим модным силуэтом - в этом метод творчества Л. К. Ефремовой.

Довольно широко использует мотивы покроя и декоративного оформления народного костюма Т. И. Кузнецова, привлекая для создания моделей материал не только русского костюма, но и народов демократических стран Европы. В творческом почерке Т. И. Кузнецовой много признаков, объединяющих его с почерком других художников ОДМО. Так же как и они, Т. И. Кузнецова берет от народного костюма его декоративность, фрагменты покроя, колорит, приемы отделочных швов и т. д. В ее работе наблюдается стремление к предельно деликатному включению взятого от народного искусства мотива в современную форму. Т. И. Кузнецова, стараясь избежать этнографизма, в ряде случаев не применяет вышивки, строя модель лишь на принципе народного покроя. Например, полик у нее превращается в удобный рукав реглан, летние блузы носят следы покроя рубах.

Т. И. Кузнецова много работает над проектами производственной одежды, в которых использует рациональность покроя народной одежды (рубах, навершников, фартуков).

В ее моделях можно видеть включение яркого декоративного пятна, придающего костюму национальный колорит: набивной платок в комплекте рабочей одежды, клетчатые шарф и варежки в лыжном костюме и т. д.

Т. И. Кузнецова создает проекты платьев из набивных и тканых полотен с рисунками народного характера, видя в них одну из точек соприкосновения с народным искусством для обогащения современного костюма.

А. Л. Донскую интересуют в народном костюме прежде всего принципы, по которым изготовлялся и орнаментировался костюм, его функциональная роль, технические приемы исполнения. Ее модели лаконичны по участию того или иного мотива. От народного костюма автор берет характерные сочетания цветов, чаще всего белого с красным, противопоставление чистой площади скромному, но убедительному орнаменту, подчеркивающему конструктивную стройность модели (см. рис. 50, г).

А. Л. Донская моделирует легкие платья для молодежи из набивных хлопчатобумажных тканей с традиционными для крестьянских набоек рисунками. Особо следует отметить стремление автора передать в современных моделях принцип функциональности формы, зависимость ее пластического и декоративного решения от назначения костюма. Эти основы положены А. Л. Донской в разработку спортивных костюмов, одежды для туризма и отдыха. Характерная черта моделей А. Л. Донской - их четкая ориентация на современность.

Народное искусство обогатило творчество и Н. А. Баскаковой. Среди ее работ, выполненных на основании изучения народного костюма, немного моделей, имеющих в своей композиции элементы покроя народных рубах, украшенных вышивкой, по традиции расположенной на рукавах, у горловины, на подоле.

Следует отметить отличительную черту модельерского почерка Н. А. Баскаковой: из народного искусства она берет ритмический строй декоративного убранства одежд, принцип расположения вышивки или тканого декора в виде горизонтальных и вертикальных полос. Н. А. Баскакова применяет этот принцип в своих моделях, комбинируя полоски тканей, разных по ширине и цвету. С использованием такого принципа ею построены модели спортивных костюмов, повседневных и домашних платьев, нарядных туалетов. Чаще всего полосы подчеркивают конструктивное членение: вставку на груди, кокетку, иногда переходящую в цельнокроеный рукав, линию талии.

Кроме приемов ритмического акцента декора, Н. А. Баскакова использует в своем творчестве мотивы покроя и оформления русского сарафана. В основу моделей она кладет стройность линий сарафана, разнообразие рисунка пройм и горловины, функциональность. На этой основе она проектирует нарядные платья для молодежи.

В сферу внимания Н. А. Баскаковой попадают принципы художественного решения не только народного костюма, но и тканей. Целый ряд ее моделей выполнен из льняных тканей, из ситца, сатина, бязи с рисунком, напоминающим крестьянские набойки.

Творческая переработка мотивов народного искусства занимает большое место и в моделировании верхней одежды, хотя в силу ее специфики моделей, несущих национальный колорит, здесь гораздо меньше, чем в детском или женском легком платье. Наиболее интересны в этом отношении работы таких художников, как В. Д. Горовиц, А. И. Черемных, Л. Ф. Турчановская, Г. И. Кучинская.

Художники-модельеры В. Д. Горовиц и А. И. Черемных в своем творчестве берут от народного искусства элементы формы, покроя и отделки народной одежды, как верхней - тулупа, поддевки, свиты, черкески, так и рубах. Характер "переложения" народных мотивов разный, зависящий от времени и тенденций моды. Например, в 40-х годах, когда в моде был силуэт с расширенными плечами, прямоугольный в своей основе, в моделях В. Д. Горовиц можно видеть формы рукавов, напоминающие рукава рубах. Некоторые модели отдаленно похожи на тулуп и черкеску. Однако исходный мотив построения формы, ее пластика модернизированы: обязательная деталь моды - широкий пояс и в "тулупе" и в "черкеске". Модель связывается со своим прообразом лишь общим силуэтом.

В 50-х годах, когда утвердился прилегающий силуэт и наступило время обращения к таким формам народной верхней одежды, как поддевка, бекеша, свита и казакин, В. Д. Горовиц строит конструкцию своих моделей на плавных кривых линиях. В поисках новизны она часто прибегает к включению в решение вещи характерных деталей. Например, воротник пальто выполняется в виде воротника от боярских кафтанов - "козыря". К этому иногда добавляется пластрон на груди, увеличивая впечатление народности прообраза.

Тема поддевки, свиты, как и тема монгольской верхней одежды, затрагивается В. Д. Горовиц в моделировании неоднократно - это ее излюбленные мотивы. Используя принцип асимметричности застежки, известной в монгольской национальной одежде, В. Д. Горовиц достигает с его помощью особой динамики линий, позволяющей добиться элегантности и остроты модели.

Кроме того, своеобразный оттенок в свои проекты одежды В. Д. Горовиц вводит через скромные и очень "народные" отделки - шнуровые фигурные петли, завязки, кромки (см. рис. 36, справа). В. Д. Горовиц одна из первых начала проектировать одежду в ансамбле с головными уборами, форма которых по стилю очень близка форме народных головных уборов.

То же отношение к использованию народных традиций можно отметить и в творчестве А. И. Черемныха, моделировавшего женскую верхнюю одежду в 50 - 60-х годах.

Наблюдая эволюцию применения мотивов народного костюма в творчестве В. Д. Горовиц и А. И. Черемныха, можно заметить их стремление к все большему обобщению материалов источника (см. рис. 74).

Возможность применения особенностей народного костюма эти художники ставят в зависимость от того, насколько характер сегодняшней моды по силуэту, форме совпадает с характером народного костюма. Например, в характере распространившегося в конце 60-х годов силуэта трапеции ими разработана серия моделей пальто по традициям народной верхней одежды. Основной мотив в этих разработках - стройность силуэтного рисунка, красота пластической формы, отдаленно напоминающие поддевку, тулуп и пр. (см. рис. 34).

Мотивы народного костюма в моделях Л. Ф. Турчановском встречаются не так часто, однако те из созданных ею образцов одежды, которые несут черты народного прототипа, свидетельствуют о глубокой органичности соединения исходной идеи с современными чертами моды. Независимо от того, что послужило импульсом для проектирования - формы, мотивы и линии рубахи, боярской шубы, верхней одежды Мазуров и т. д., - Л. Ф. Турчановская ставит задачу не только врастания этого мотива в существующую ныне форму, но и развития его путем внесения нового (рис. 75).

Рис. 74. Пальто в традициях верхней народной одежды (1968 г., модели А. Я. Черемныха)
Рис. 74. Пальто в традициях верхней народной одежды (1968 г., модели А. Я. Черемныха)

Выдвигая перед собой проблему оригинальности модели, Л. Ф. Турчановская стремится при этом решить и проблему выполнения модели на производстве, т. е. проблему технологичности. Создаваемые ею проекты максимально просты, связь с народным костюмом выражается, как правило, в своеобразии конструкции.

Случаи обращения к народному костюму художника-модельера Т. И. Кучинской также немногочисленны. Ее модели, решенные на базе народного источника, говорят о своеобразном отношении автора к его использованию. Т. И. Кучинская берет от прошлого цветовые сочетания, типичные элементы покроя, традицию создавать ансамбль одежды, манеру ношения тех или иных ее частей.

Например, в середине 50-х годов появляется ансамбль верхней одежды - блуза, юбка, пальто, - решенный сочетанием красного и белого тонов. Избранная автором цветовая гамма напоминает характерные краски костюма Закарпатья. Покрой и форма частей ансамбля - прямой со слегка округлой линией плеча и рукава - соответствуют тенденциям моды.

Рис. 75. Пальто в традициях верхней народной одежды (1958 г., модель Л. Ф. Турчановской)
Рис. 75. Пальто в традициях верхней народной одежды (1958 г., модель Л. Ф. Турчановской)

Другой пример - ансамбль под девизом "Псковитянка" (рис. 76). Форма пальто стройностью и плавностью линий вызывает ассоциацию с русским сарафаном. Т. И. Кучинская использовала его как прототип, соединив с формой, характерной для моды 60-х годов. Результатом явилась оригинальная модель, тонко передающая национальный колорит. Автор передает его не только линиями и пластикой силуэта, но и необходимыми дополнениями - головным убором, платком, которыми завершается ансамбль.

Рис. 76. Ансамбль под девизом 'Псковитянка' (1966 г., модель Т. А, Осмеркиной и Т. И. Кучинской)
Рис. 76. Ансамбль под девизом 'Псковитянка' (1966 г., модель Т. А, Осмеркиной и Т. И. Кучинской)

В моделях последнего времени Т. И. Кучинская продолжает осуществлять свой метод - ищет своеобразные решения одежды путем использования черт народного покроя, соединяя их с такими типично "народными" деталями, как узорный платок, удобная меховая шапка и т. д. В таком плане решены модели пальто по мотивам русской поддевки (рис. 77). Манера работы Т. И. Кучинской с народным источником заключается в определении принципиальных позиций, с которых народное искусство должно служить современному искусству создания одежды. Эта манера носит характер четкого метода творчества.

Творчество художников-модельеров молодого поколения. Интересно и оригинально проектируют модели современной одежды с национальным колоритом более молодые художники ОДМО. Среди них можно отметить художников, в творчестве которых влияние народного костюма проявляется наиболее ярко. Это А. А. Трофименко, Л. Г. Телегина, Н. М. Аршавская, Е. М. Стерлигова, Т. А. Осмеркина, В. М. Зайцев и др. Работа этих художников характеризуется серьезным поиском, самобытностью почерка, построенного, как правило, на серьезном отборе исходного материала. Основной принцип их работы - современное озвучивание всего лучшего, что есть у народного искусства, в костюме сегодняшнего дня.

Рис. 77. Пальто по мотивам русской верхней одежды-поддевки (1967 г., модель Т. И. Кучинской)
Рис. 77. Пальто по мотивам русской верхней одежды-поддевки (1967 г., модель Т. И. Кучинской)

Творчество А. А. Трофименко отличается тем, что от народного искусства она берет лишь те черты, которые не мешают ей строить современную форму и в то же время сообщают модели остроту и своеобразие. Как правило, А. А. Трофименко адресуется не только к своеобразию крестьянского костюма, но и к особенностям того или иного народного промысла - игрушке, тканям и пр. Так, мы видим модели, прообразом которых явилось всемирно известное мастерство дымковской игрушки (рис. 78).

Используя яркий колорит вятской игрушки, ее характерные линии, особенности расписного рисунка, А. А. Трофименко создает ряд моделей домашней одежды и одежды для отдыха. Часто она применяет ткани, близкие по своему характеру к традиционным набойкам, по колориту имеющие что-то общее с хохломской росписью. Модели А. А. Трофименко в ряде случаев имеют покрой, линии которого родственны линиям русских сарафанов. В качестве отделки она не пользуется вышивкой; излюбленным приемом этого художника является введение своего рода лепных акцентов - сборок, воланов и т. д.

Возможность проектировать модели по народным мотивам Л. Г. Телегина видит прежде всего в достоинствах ткани. Художественный образ, заложенный художником-текстильщиком в полотно, вдохновляет ее на создание моделей платьев и костюмов. Для ее моделей характерна современная форма, а народный прообраз видится или через колорит, чем-то напоминающий, например, хохломскую роспись, или через рисунок ткани, ассоциирующийся с русской набойкой или с узором на душегреях. Красочность народного костюма Л. Г. Телегина выражает посредством комбинации контрастных тканей (см. рис. 51, б).

В своем творчестве художник руководствуется принципом функциональности - одним из основных в народной одежде. Согласно ему Л. Г. Телегина дифференцирует и исходные мотивы. Например, модели нарядного платья изысканных форм, украшенные жемчужной вышивкой, свидетельствуют о том, что их прообразом послужили одежды богатых крестьянок из парчи и шелка, а модели платьев для отдыха - о том, что они были созданы под впечатлениями от ярких красок костюма, тканей, народных деревянных игрушек, росписи и пр.

Н. М. Аршавская работает по такому же методу. Среди ее моделей, созданных на базе общения с народным искусством, следует особо выделить модель под девизом "Ферязь". Это ансамбль нарядной одежды для посещения театров и концертов (см. рис. 66): небольшое платье, по форме напоминающее рубаху, и легкое пальто трапециевидной формы со слегка буффонирован-ными рукавами. Исходным мотивом для создания этой модели послужила красота пластической формы русских старинных одежд. Высокая фигурная застежка с вышивкой дополняет ассоциацию. Ансамбль выполнен из ткани "Космос". Ее узор и богатая фактура дали толчок авторской мысли найти исключительно тонкое художественное решение современной вещи.

Рис. 78. Домашнее платье с фартуком, в решении которого использованы традиционный колорит и форма дымковской игрушки (1967 г., модель А. И. Трофименко)
Рис. 78. Домашнее платье с фартуком, в решении которого использованы традиционный колорит и форма дымковской игрушки (1967 г., модель А. И. Трофименко)

Модели под девизом "Игрушки" (рис. 79) созданы под впечатлением красочности и непосредственности цветовых сочетаний, известных не только в народном игрушечном искусстве, но и в росписи оконных наличников, прялок, утвари. Эти модели предназначены для молодежи как одежда для отдыха в санаториях, домах отдыха и т. д. Точное представление об обстановке, в которой предполагается "жизнь" вещи, позволило автору распорядиться ритмикой полос и цветовых пятен, соединить яркие контрастные тона, создать оригинальные модели, в которых народный мотив звучит несколько необычно, но верно.

Е. Н. Стерлигова работает в том же ключе, что и предыдущие авторы. Из народного искусства она извлекает лишь самое общее, только то, что может придать современной форме своеобразие. Например, трапециевидной форме платьев она придает едва заметные черты русского сарафана (в плавных линиях кокетки, форме выреза горловины, рисунке силуэта). Этой же цели служит и вышивка шнуром, бусинками, напоминающая узор оплечий и кокошников. Разумеется, такими средствами Е. Н. Стерлигова решает модели нарядного платья.

Рис. 79. Комплекты одежды для молодежи под девизом 'Игрушки' (1967 г., модель Н. М. Аршавской)
Рис. 79. Комплекты одежды для молодежи под девизом 'Игрушки' (1967 г., модель Н. М. Аршавской)

В летних платьях она применяет четкие членения силуэта вверху и внизу, чем-то роднящие вещь с народными рубахами, применяет контрастные ткани, определяющие декоративный акцент в композиции модели. В качестве примера можно привести одну из моделей Е. Н. Стерлиговой под девизом "Калуга" - летнее платье типа сарафана, в котором линии пройм и горловины отделаны яркими полосками ткани, а внизу располагается декоративная кайма из разноцветных кусочков ситца, скомпонованных по принципу лоскутного одеяла (рис. 80).

Особенностью творчества на базе народного искусства художника Т. А. Осмеркиной является четко выраженный выставочный характер ее моделей. Это относится к моделям под девизами "Псковитянка" (см. рис. 76) и "Кавказ" (см. рис. 67) - ансамблям нарядной одежды, созданным в содружестве с Т. И. Кучинской, к комплекту под девизом "Рязань" (рис. 81), вечернему платью под девизом "Россия" (рис. 82) и др.

Рис. 80. Летнее платье, отделанное каймой из кусочков ситца, собранных по принципу лоскутного одеяла (1967 г., модель Е. М, Стерлиговой)
Рис. 80. Летнее платье, отделанное каймой из кусочков ситца, собранных по принципу лоскутного одеяла (1967 г., модель Е. М, Стерлиговой)

Модели решены по-разному как по использованию прообраза, так и по утверждению в них современности. Например, платье из ансамбля "Псковитянка", сделанное в форме народной рубахи и украшенное полосами вышивки в верхней части рукавов, кажется нарочитой стилизацией народного костюма. Комплект "Рязань" представляет собой сарафан из узорной пестроткани и гладкой шерстяной блузы. Если не принимать во внимание головной убор в форме кички, обусловливающий стилизацию интересной модели, можно отметить ее как оригинальное решение вполне современного костюма для молодежи.

Рис. 81. Нарядная одежда для отдыха под девизом 'Рязань' (1967 г., модель Т. А. Осмеркиной)
Рис. 81. Нарядная одежда для отдыха под девизом 'Рязань' (1967 г., модель Т. А. Осмеркиной)

Особо следует отметить модель длинного вечернего платья "Россия", созданную автором в виде своеобразного сувенира в честь 50-летия Великой Октябрьской социалистической революции. Исходным мотивом Т. А. Осмеркина взяла характерные черты (форму, приемы орнаментации) народных одежд и традиционный колорит древнерусской живописи. Символическая интерпретация форм платья, ставящая его в ранг монумента, разумеется, исключает возможность бытового применения. Не случайно модель платья "Россия" была предназначена для завершения демонстрации советской коллекции моделей одежды на "ЭКСПО-67" в Монреале.

В. М. Зайцев использует народные мотивы в своем творчестве очень разнообразно. Для него характерен широкий диапазон применения черт народного искусства и определение возможностей их отражения в современном костюме. В. М. Зайцева интересуют крестьянская одежда, текстиль, народные промыслы, деревянная домовая резьба и т. д.

От народной одежды В. М. Зайцев берет особенности ее покроя, декоративного оформления, колорит, от игрушек - веселье красок, в "народном" текстиле ищет форму и отделку, обогащающие моду сегодняшнего дня. Наиболее многообразно он интерпретировал в современной моде особенности покроя и оформления русского сарафана - его формы, конструкцию, декор. Их мы видим и в легких платьях с вышивкой, и в женских костюмах из плотных тканей.

Рис. 82. Эстрадное платье под девизом 'Россия' (1967 г., модель Т. А. Осмеркиной)
Рис. 82. Эстрадное платье под девизом 'Россия' (1967 г., модель Т. А. Осмеркиной)

Многократно использует В. М. Зайцев линии, свойственные древнерусским храмам, крестьянской домовой резьбе. На их основе он строит конструкцию своих моделей. Рельефно выделяя конструктивный элемент формы, В. М. Зайцев тем самым дает им и декоративную окраску. С использованием русских архитектурных прообразов созданы модели платьев и пальто для девушек в комплекте с головными уборами. По мотивам русской домовой резьбы разработаны форма и конструкция целой серии платьев и костюмов (см. рис. 47). Модели В. М. Зайцева оригинальны не только по своему конструктивному строю, но и по цвету, как правило, всегда яркому, насыщенному.

Рис. 83. Пальто из овчины в традициях русского полушубка (1968 г., модель И. В. Крутиковой)
Рис. 83. Пальто из овчины в традициях русского полушубка (1968 г., модель И. В. Крутиковой)

Не следует думать, что в работе художников по народным традициям все гладко и что их модели не грешат стилизацией под этнографический костюм. Ошибки встречаются в работе и достаточно опытных, и начинающих художников. Несмотря на такие ошибки, метод этих художников является ценным благодаря тому главному, что помогает верно определить позицию по отношению к народному наследию и его трансформации в современном костюме. Это - принцип эмоционального контакта, который они устанавливают с народным искусством, пытаясь отыскать то, что может внести своеобразный "аромат" в современное художественное решение вещи.

Рис. 84. Пальто с использованием линий русской верхней одежды-поддевки (1968 г , модели И. В. Крутиковой)
Рис. 84. Пальто с использованием линий русской верхней одежды-поддевки (1968 г , модели И. В. Крутиковой)

Народные мотивы используются в моделировании одежды не только художниками ОДМО, но и художниками других моделирующих организаций. Например, художники ВИАлегпром И. Крутикова, Н. Токарева, И. Рудицкая, А. Козловская и другие также стараются придать национальный характер художественному решению вещи, основываясь на современности ее формы. Очень тонко и деликатно вводят они линию от покроя народных одежд, придавая самобытную окраску модной форме (см. рис. 57, б, 60, 83, 84); широко используют характерный рисунок ткани (например, клетчатой), привлекают для создания модели выразительность самого материала. В частности, художник Н. Токарева проектирует нарядную одежду из тканей парча, "Космос". Форма ее моделей строится на линиях, идущих от сарафанов, душегрей и т. п. Проекты художников ВИАлегпром свидетельствуют о тщательности отбора исходных мотивов, о творческом обобщении.

Рис. 85. Трикотажные комплекты для молодежи. В их художественном решении использованы традиционный яркий колорит, клетчатый 'поневный' рисунок (1967 г., модели ВДМТИ)
Рис. 85. Трикотажные комплекты для молодежи. В их художественном решении использованы традиционный яркий колорит, клетчатый 'поневный' рисунок (1967 г., модели ВДМТИ)

Очень интересно работают над народным наследием художники Всесоюзного Дома моделей трикотажных изделий (ВДМТИ). Их поиски основываются на огромных технологических возможностях трикотажа, позволяющего проектировать не только орнаментальные рисунки, но и структуру полотна и отделки. Художники ВДМТИ Л. Оносовская, Н. Анучкина, Н. Беловинцева, Ф. Проскурнина, Н. Кобякока, К. Куликов, В. Елкин и другие проектируют модели трикотажной одежды для детей и взрослых, в решении которых используют типичный для народного искусства колорит, ритмику полосатого декора, орнамент по мотивам деревянной резьбы и росписи. Современная простая форма вещи приобретает особую прелесть за счет введения в полотно клетчатого рисунка, напоминающего народное ткачество. Линии покроя таких моделей часто происходят от покроя рубах, сарафанов и т. д. (например, линии проймы, ворота, рис. 85). Спортивная одежда (свитеры, жилеты и т. п.) из полотна с ярким орнаментальным узором передает нам как традицию не только изящество линий рисунка и красочность, но и ощущение радости и веселья - необходимых спутников отдыха и спорта. Художники-трикотажники проектируют по народным мотивам также и дополнения к одежде: чулки, головные уборы и т. д. Красочные детали обогащают одежду, придают ей национальный оттенок (см. рис. 46, а).

ВДМТИ - сравнительно молодая организация. Как центр моделирования для трикотажной промышленности он начал работать в 1953 г. Однако принцип работы его художников, их проекты полотен и изделий превращают каждую коллекцию ВДМТИ в художественное явление. Излишне говорить о целесообразности формы и рациональности конструкции - эти факторы всегда в центре внимания художников-трикотажников. Здесь хотелось бы обратить внимание на другое: высокий уровень художественного творчества основывается на знании технологии производства. Свободное владение технологией позволяет художникам создавать структуру и рисунки полотен, часто поражающие новизной и оригинальностью решения. В наибольшей степени это касается работы на основе народных традиций, когда и в полотнах, и в моделях воплощается самая суть идей народного искусства и неизменным остается главное - художественное творчество ради массового промышленного производства.

Большая роль в организации и деятельности ВДМТИ принадлежит ее главному художественному руководителю И. И. Вольман. Знания, художественная эрудиция, талант организатора помогли И. И. Вольман сделать ВДМТИ ведущей организацией, создающей для легкой промышленности нашей страны образцы высокого эстетического уровня.

Художники специального художественного конструкторского бюро МЛП РСФСР (СХКБ), создавая проекты для производства, также обращаются к народному искусству. Они берут из народного искусства те его черты, которые могут служить сегодняшней моде, то общее, что имеет художественное значение в настоящее время: красочность рисунка тканей, ритмику полос, колористические сочетания, свойственные народному искусству, вышивки. Художники СХКБ сотрудничают с фабриками "Трехгорная мануфактура", "Красная Роза" и др. Ценным является опыт их совместной работы с вологодской фабрикой "Кружевница", вместе с художниками которой модельеры СХКБ разработали кружевную отделку для платьев в виде орнаментальных штучных узоров, метрового кружева и т. п. Платья с такой отделкой выпускались массовым тиражом фабрикой "Чайка". "Народный" оттенок, привносимый художниками по ткачеству в ткани, модельерами в форму, крой и декор, помогает разнообразить решение массовой продукции.

На многих предприятиях массового производства одежды трудятся художники, улучшая художественное качество вещей. Многие из них создают свои проекты по народным традициям, например, художники московских швейных объединений "Смена", "Женская мода", фабрики "Москвичка", текстильно-галантерейных фабрик и т. д.

Особая заслуга, очевидно, принадлежит именно тем художникам, которые приобщают идеи народного искусства к машинному производству, раскрывая его возможности. Например, художница текстильно-галантерейной фабрики А. Студенцова (г. Нудоль) разработала образцы отделочной тесьмы, которые по своим эстетическим свойствам близки к народной вышивке. Такой тесьмой пользуются в большом количестве художники Домов моделей и фабрик.

Своеобразно работает над использованием народного наследия в моделировании одежды отдел костюма Научно-исследовательского института художественной промышленности (НИИХП). В состав коллектива входят художники Н. Белецкая (художественный руководитель), Н. Артамонова, Н. Верова, Р. Кашпар, Л. Семенова, Г. Чернышева и др. Художники НИИХП имеют возможность постоянно изучать народное прикладное искусство в своем музее; в этом отношении они находятся в более выгодном положении, чем художники других моделирующих организаций. Их деятельность обусловлена связью с производством художественных промыслов, артелями и фабриками (вологодской фабрикой "Кружевница", череповецкой ткацкой фабрикой "Красный ткач" и т. д.)

Художники НИИХП - специалисты по тканям, кружеву, ювелирным украшениям - сотрудничают с художниками-модельерами, взаимно обогащая друг друга. Это обстоятельство позволяет осуществлять комплексную работу по проектированию ткани, формы одежды, отделок и дополнений к ней. Например, результатом совместной работы являются модели платьев из льна с рязанским кружевом, с вологодским кружевом и др. Использование народного искусства в проектировании современной одежды составляет существо работы модельеров НИИХП. Следует отметить разнообразие почерка каждого из них. Например, Н. Артамонова проектирует молодежные ансамбли из тканей Череповецкой ткацкой фабрики. Узорные ткани обретают новую жизнь в современной форме, позволяют по-новому решить облик вещи. Г. Чернышева применяет вышивку-строчку в платьях и костюмах из льна, Л. Семенова - мстерскую вышивку и вологодское кружево.

С использованием традиционных черт народного прикладного искусства проектируют модели одежды художники многих Домов моделей страны: Киева, Львова, Минска, Вильнюса, Риги, Таллина, Ленинграда и др. Каждый из них отражает своеобразные черты народного искусства своей республики или области.

Дома моделей союзных республик подняли значение национального декоративного искусства народов нашей страны. Известно, что Н. П. Ламанова как основоположник метода моделирования по традициям народного костюма обращалась только к русскому костюму. Поэтому к достижениям искусства костюма, которые нельзя обойти молчанием, следует отнести возрождение национальных традиций в современном костюме, которые так или иначе перерабатываются в покрое или декоративном решении новых моделей одежды.

Особенно ярко и убедительно это проявляется в последнее время в коллекциях одежды Домов моделей союзных республик, каждая из которых имеет свой национальный колорит. Например, художники прибалтийских Домов моделей используют в своем творчестве традиции народного узорного вязания, ткачества, вышивок, искусства украшения утвари; художники Белорусского Дома моделей одежды - колорит, покрой вышивки народной одежды.

В Киевском Доме моделей главное внимание уделяется форме, конструкции и декору народных одежд, принципам органического соединения этих факторов. Художники-модельеры Грузии и Армении используют звучный колорит народных костюмов, принципы их декоративного оформления. В среднеазиатских республиках творческим источником служат характерные черты национальных вышивок, тканей, архитектуры, народных керамических изделий и др.

Следует сказать о том принципе, по которому развивается моделирование в республиках и крупных городах нашей страны. Этот принцип был заложен когда-то "впередсмотрящими": в практическом моделировании - Н. П. Ламановой, в творчестве художников декоративно-прикладного искусства - профессором П. П. Пашковым, одним из основателей факультета прикладного искусства Московского текстильного института.

П. П. Пашков, обладая вдохновенным талантом педагога, призвал своих учеников и преподавателей, разделявших его точку зрения, изучать богатство народного искусства, черпать из него творческие мысли. Добрая память о профессоре П. П. Пашкове проявляется в том, что его ученики, теперь уже старшее поколение модельеров нашей страны, и ученики этих модельеров с глубоким уважением относятся к искусству прошлых эпох. Это они, на первых порах, может быть, и отдавая дань этнографизму, создали оригинальные образцы современного костюма с национальным колоритом, определившим одно из направлений советской школы моделирования костюма.

Они и сейчас продолжают развивать это направление, углубляя принципы своего творчества, связывая художественно образные поиски с обоснованностью современного костюма, потребностями людей, его утилитарностью.

Именно в такой связи и должна заключаться главная позиция модельеров, работающих на основе традиций народного искусства.

Трудно перечислить имена всех художников, работающих с полной отдачей таланта по народным традициям. Необходимо назвать имена тех из них, кто внес новое в моделирование одежды, прежде всего в союзных республиках нашей страны. Это М. Канасаар, М. Каллинг, Т. Акберг, Л. Хеапост (Эстонский Дом моделей); Э. Паузере, М. Зариня (Латвийский Дом моделей); М. Радуто, Л. Бикентите (Литовский Дом моделей); И. Булгакова, В. Ерощук, Н. Дуванова (Белорусский Дом моделей); Н. Калашникова, А. Гладковская, Г. Мепен (Украинский Дом моделей); А. Сулейманян (Армянский Дом моделей); Т. Хахнелидзе, Г. Нанунашвили, В. Саакашвили (Грузинский Дом моделей); Е. Дрешин (Туркменский Дом моделей); А. Рычкова, Н. Крутова (Узбекский Дом моделей); И. Доброхотова, Т. Бережная (Казахский Дом моделей).

Обращение к народному искусству приводит к возрождению ремесел и промыслов, как это произошло, например, с ювелирным искусством. От уникальных творений идеи перешли в массовое производство и стали доступными каждому.

Традиции народного искусства неоднократно использовались и используются в создании новых образцов обуви. Художники-модельеры Общесоюзного Дома моделей, обувных московских предприятий (фабрики "Парижская коммуна", объединений "Восток" и "Заря"), а также предприятий и моделирующих организаций других городов и союзных республик изучают художественные принципы народного искусства костюма, обуви, мастерство выделки кож и создания других материалов. На основе этого изучения разрабатываются как отдельное модели обуви различного назначения, так и целые коллекции, объединенные общей темой.

Следует заметить, что народные мастера, создавая одежду и обувь, решали многие задачи, актуальность которых сохраняется и в наши дни; например, разрабатывали принципы построения формы обуви, приемы отделки и пр. Образцы народной обуви независимо от их национальной принадлежности отличаются пластичностью формы, своеобразной тектонической красотой. Их форма и конструкция, как правило, всегда целесообразны и функциональны.

Украшения обуви по своей сути применяются по тем же принципам, что и украшения костюма: они размещаются на видных местах, соответствуют покрою обуви, подчеркивают красоту пластической формы обуви, обостряя ее эстетическую выразительность.

Функциональность и целесообразность народной обуви служит не только удобству. Она выражается и в отборе материалов, зависящем от того, для какой цели изготовляется обувь: для праздников или будней, для полевых работ, лесного промысла или рыболовства.

Обычаи, род деятельности, деление по возрастному признаку, так же как и в костюме, обусловливали форму обуви, ее материал и украшение. Владение материалом, знание его пластических свойств позволили народным мастерам создавать обувь, представляющую собой образцы декоративно-прикладного искусства. От этих образцов современные художники берут множество идей для моделирования современной обуви: форму, характер конструктивного строя, покрой, принципы украшения, выразительность материала, особенности его выделки, позволяющей превращать художественные качества самого материала в декоративные эффекты, и др.

Достижения советских модельеров в создании обуви по народным традициям мы могли видеть на международной выставке "Обувь-69", состоявшейся в Москве осенью 1969 г. На стендах экспонировалась обувь, спроектированная в традициях искусства разных народов нашей страны. Здесь демонстрировалась обувь, прообразом которой послужила пластика форм русских сапожек, мотивы обуви Кавказа, Закарпатья, Севера и т. д. Принципы формования и отделки обуви северных народов послужили образцом для создания спортивной обуви, обуви для отдыха, для дома.

Декоративность и красочность народной обуви отразились в моделировании обуви для детей. Отточенная пластика формы народной обуви из кожи в сочетании с ювелирным искусством обогатила художественное решение нарядной обуви.

Не только в работах для выставок, где художественная мысль достигает наибольшей выразительности, но и в повседневной деятельности художников по созданию новых образцов обуви народные традиции претворяются в художественно материализованные идеи. Советские художники ведут поиски возможностей более широкого внедрения в промышленное производство моделей, основанных на народном искусстве.

Обувь не безлика и не безгласна, особенно в настоящее время. Очень часто эстетический облик одежды начинается с обуви и завершается ею. Стилевым решением обуви определяется стилевое решение одежды, и наоборот. Особенно важен этот факт при разработке ансамбля одежды по традициям народного искусства.

Характерной чертой нашего времени является то, что художественное оформление тканей, одежды и обуви не происходит изолированно. Международные и всесоюзные выставки и совещания по моде и моделированию носят характер форумов, определяющих обновление художественного облика вещей, которые окружают человека.

Законы искусства все глубже захватывают моду, формируя одежду в те или иные комплекты. Уже давно ведется речь об ансамбле, т. е. о таком соединении вещей, в котором они взаимосвязаны между собой по законам художественного единства, по форме, конструктивному строю, цвету и материалам. В связи с этим возникает необходимость говорить об ансамбле не только как о виде одежды, но и как о принципиальном стилевом единстве художественного облика всей продукции текстильной и легкой промышленности.

В народном искусстве текстиля и костюма всегда имеет место стилевое единство художественного оформления тканей, одежды и обуви. Представляет интерес и еще одна грань народного искусства: народные костюмы очень легко объединить в коллекцию; собранные вместе, они представляют собой художественное единство, построенное на родстве пластической формы, декоративного оформления цветового решения, характера материалов, из которых они изготовлены, т. е. всего того, что выработано веками и дошло до нас как традиция.

Что такое коллекция одежды, нужно ли моделирование одежды в виде коллекции и каково значение такого вида творчества? На эти вопросы уже дан ответ творчеством наших и зарубежных модельеров.

Советскими модельерами создано несколько коллекций одежды по мотивам народного искусства. Например, в 1961 - 1962 гг. во Франции и Англии демонстрировались коллекции ансамблей по мотивам народной верхней одежды; в 1963 г. на промышленной выставке в Рио-де-Жанейро (Бразилия) была показана коллекция одежды с набивными павловскими платками. В 1967 г. на фестивале мод в Москве минские модельеры показывали коллекцию одежды, построенную на основе традиций белорусского народного искусства.

На тот же фестиваль привезли коллекции и зарубежные модельеры. Например, югославский художник Александр Йоксимович из четырех своих коллекций две создал на основе национального декоративного искусства, одну для молодежи по мотивам народного костюма, другую под девизом "Симонида" - по мотивам фресковой живописи.

Тогда же демонстрировали свою коллекцию и болгарские модельеры, взяв для ее построения не только краски, элементы формы, орнаментацию и ритм тканей народного костюма, но и принципы функциональности. Каждая коллекция решена по-своему, с разной степенью образного выражения, с разной степенью близости народного источника к современному творчеству. Но все они имеют одно достоинство: запоминаются в целом как художественное произведение, независимо от того, созданы они одним художником или коллективом авторов.

Создание коллекции одежды - это проектирование серии вещей как художественного комплекса, объединенного той или иной художественной идеей. В основе ее решения лежит единство формы, колорита, конструктивного строя и пластическое родство материалов. Это те же самые принципы, которые мы находим в народном искусстве костюма. Ими и руководствуются художники при формировании коллекции, которая, кроме главного своего значения как творческого явления, должна обладать и качествами эстетической зрелищной ценности.

Опыт работы художников над созданием коллекций одежды показывает, что по своему содержанию эти коллекции могут быть самыми разнообразными: для демонстрации за рубежом; для демонстрации на методических совещаниях по легкой промышленности на сессиях СЭВ и внутри страны; для массового производства на конкретном предприятии швейной промышленности; для того или иного вида материала; для того или иного типа людей и т. д.

Естественно, что в каждом отдельном случае, если художественная идея исходит от народного искусства, ее интерпретация должна соответствовать функциональному и эстетическому назначению коллекции одежды, включая и то, где она будет демонстрироваться.

Развитие промышленности, появление новых видов сырья и материалов, новых профессий, видов транспорта, расширение возможностей для отдыха, развивающееся международное сотрудничество оказали влияние на развитие творчества художников в области одежды. Новый вид их творчества - создание коллекций одежды - свидетельствует не только о размахе моделирования, но и о том, что использование народных традиций из отдельных поисков превратилось в целую программу.

Если говорить о моделировании одежды по народным традициям в нашей стране в целом, то можно отметить, что оно развивается более или менее активно, зависит от смены модных форм и тенденций, сообразуется с ними и порой активизирует их. В последние годы этот процесс протекает в основном по двум направлениям, которые можно охарактеризовать в зависимости от их существа: 1) подражание народным образцам и 2) творческое развитие.

Рис. 86. Ансамбль нарядной одежды по мотивам одежды народов Кавказа (1969 г., модель Т. И. Кучинской)
Рис. 86. Ансамбль нарядной одежды по мотивам одежды народов Кавказа (1969 г., модель Т. И. Кучинской)

О существовании первого направления свидетельствуют модели, в основе своей повторяющие форму и декоративный строй народной одежды или ее отдельных частей. Так, в коллекциях, особенно для зарубежных показов, появляются проекты одежды, повторяющие форму крестьянской рубахи, верхней одежды и т. д. Очень часто художественная выразительность вещи строится на введении подлинных национальных ювелирных украшений (рис. 86). Хотя для выполнения моделей выбираются вполне современные ткани, а не народные полотна, они очень близко напоминают свой прототип.

Несмотря на то что в ряде случаев такие проекты современной одежды эмоциональны по своему образному содержанию и по-настоящему красивы, они уникальны не только по материалу и исполнению, но и по своему "человеческому" значению и поэтому недемократичны. Безусловно, и эти модели имеют право на существование как образцы идеи, предназначенные для многозначных вариаций. Однако такой путь использования народных традиций вряд ли прогрессивен и не может быть рекомендован в качестве активного творческого начала для нашего моделирования одежды.

Рис. 87. Комплекты одежды для молодежи, в художественном решении которых использованы декоративность колорита и рисунка тканей, свойственные народному искусству (1969 г., модели Л. И. Трофименко)
Рис. 87. Комплекты одежды для молодежи, в художественном решении которых использованы декоративность колорита и рисунка тканей, свойственные народному искусству (1969 г., модели Л. И. Трофименко)

Второе направление использования традиционных черт народного костюма и декоративного искусства в целом - творческое развитие народных традиций - заключается в том, что из статуса народного искусства художниками выделяются принципы, имеющие общечеловеческое значение, способные применяться в современном творчестве не только как местные, но и как созвучные сегодняшнему состоянию эстетических запросов людей, особенно молодежи - носителя всего нового в моде на костюм.

Например, в последние годы моделированием взяты на вооружение такие художественные средства выражения, как активное выявление материала, экспрессия линии и цвета, высокая культура ритма, принцип декоративности, основанный, в частности, на сочетании разномасштабных рисунков на ткани, и т. д. Следует особо остановиться на двух последних моментах, получивших довольно широкое развитие в моделировании одежды из тканей и трикотажа. Большого внимания заслуживает такая работа художника, как проектирование рисунков для текстильных и трикотажных полотен, а затем и одежды из них (рис. 87).

Декоративность цветовых сочетаний, их яркость воспринимается костюмом любой эпохи, и народным, и современным, как принцип. Поэтому и одежда, спроектированная на такой основе, легко "вживается" в сегодняшний день, полностью соответствует вкусам молодежи, роду их деятельности, отдыха, спортивных занятий и т. д. Установившаяся простота форм, классическая раппортность узора ткани обусловливает массовое тиражирование как отдельных изделий, так и комплектов в целом. Они оказались вполне современными и очень подходящими для передачи эстетических устремлений, вкусов, эмоциональных переживаний человека наших дней.

Характерная для народного искусства декоративность цветовых сочетаний находит постоянное отражение в моделировании детской и молодежной одежды, одежды для спорта и отдыха, а построение одежды на использовании сочетаний тканей и трикотажа с разномасштабным узором породило целое направление в проектировании одежды для многих случаев жизни (рис. 88).

Рис. 88. Одежда из трикотажного полотна с использованием народных традиций в рисунке (1972 г., модели Н. В. Кобяковой, полотна - В. И. Елкина)
Рис. 88. Одежда из трикотажного полотна с использованием народных традиций в рисунке (1972 г., модели Н. В. Кобяковой, полотна - В. И. Елкина)

Особенно интересна и перспективна работа над трикотажными полотнами. Благодаря тому что проекты рисунков разрабатываются с учетом специфики их массового производства на машинах, достигается и реальность выпуска эстетически по-новому оформленной одежды. Благодаря "общению" вещи с человеком мы можем говорить о передаче современному поколению всех тех эстетических ценностей, которые выработаны народом в течение веков.

Происходит пересмотр отношения к использованию традиционных национальных тканей, таких как хан-атлас, индухун, известных в Средней Азии. Наряду с тем что они по-прежнему используются для изготовления традиционных женских платьев и халатов, модельеры проектируют из них модные блузы, платья, костюмы (рис. 89).

Рис. 89. Ансамбль нарядной одежды из традиционной узбекской ткани бекасаб (1970 г., модель А. Л. Донской)
Рис. 89. Ансамбль нарядной одежды из традиционной узбекской ткани бекасаб (1970 г., модель А. Л. Донской)

Ритмический строй узора этих тканей позволяет создавать новую перспективную одежду, самую разнообразную по композиционному решению. Классический колорит, яркие краски сообщают этим вещам оптимизм, жизнерадостность, созвучность образному облику современных людей.

Все большее внимание в современном моделировании уделяется функциональности форм одежды, целесообразности применения материала, максимальному использованию его с эстетической и утилитарной позиций. Именно принцип целесообразности побудил художников иначе взглянуть на такие традиционные материалы, как кожа и мех, по-новому открыть их художественную выразительность.

Недостаток натуральных материалов повлек за собой необходимость создания искусственных кож и меха. Одежда из искусственных материалов сначала повторяла формы одежды из натуральных кож и меха, что не всегда приводило к удачным решениям. Теперь имитация уступила место разумному использованию материала. Так появился костюм молодежно-спортивного стиля из искусственной кожи и трикотажного полотна, динамичный по форме, функциональный, удобный и по-настоящему современный, а народный колорит опять нашел себе место в декоративности цвета, ритмике полос в трикотажных полотнах и т. д.

Как известно, весь материал народной одежды изготовлялся в условиях натурального хозяйства. Крестьяне сами вырабатывали волокно, пряли пряжу, ткали ткани и валяли сукна, красили нитки для вышивки и т. д. Этот многовековой опыт способствовал тому пониманию художественных и утилитарных качеств материала, которому мы удивляемся сейчас: как мог простой крестьянин извлекать художественный эффект из простого полотна, как мог он составить костюм из разных материалов, установив между ними родство, создающее художественную выразительность?

Удивляемся мы и предусмотрительности, с которой в зависимости от надобности вырабатывались те или иные материалы. В наш век разделения труда мы замечаем, что для создания коллекции новых образцов одежды тоже необходимо такое единство. Не потому ли моделирующие центры объединяются в своем творчестве с текстильными предприятиями, заказывают им ткань по своим образцам или подают идеи для разработки необходимого ассортимента текстиля, кож, фурнитуры, а затем совместно создают всю коллекцию одежды, включая обувь, сумки, ювелирные украшения и т. д.?

Уже давно по такому принципу работает Минский Дом моделей. Одежда в этой моделирующей организации практикуется в расчете на реальный выпуск тканей постоянно обновляющегося ассортимента. Эта работа происходит в содружестве художников-модельеров и художников-текстильщиков. В новых проектах одежды прежде всего учитываются возможности самой ткани, то, какая форма одежды может из нее получиться, какой художественный эффект можно извлечь из ее структуры и фактуры. Не создание модной формы во имя ее модности, но перспектива появления на свет новых, интересных по внешнему оформлению, удобных, "человечных" вещей в русле модного направления - вот задача работников Минского Дома моделей.

В процессе своей работы художники учитывают склонность людей к излюбленным формам одежды, цветам, тканям, отделке, апробируют новые материалы в костюмах традиционных форм, изобретают новые. Так появляются изделия из искусственной кожи, спилка, овчины. На Всесоюзном методическом совещании в ноябре 1972 г. минские модельеры продемонстрировали коллекцию одежды из различных материалов, обувь и дополнения; эта коллекция получила большое одобрение.

Следует отметить и то, что поиски минских художников, как, безусловно, и художников других коллективов, основываются на изучении социального спроса. Кроме статистических данных, которые кладутся в основу ориентации творчества художников, для этого предназначаются и серийные выпуски новых моделей одежды, их продажа с. одновременным изучением того, что предпочитает население.

Крестьянину не приходилось этого делать, он шил одежду для себя, его социальный спрос был заложен в самом этом процессе. В наше время, при существующем уровне развития швейной промышленности, принцип изучения того, что нужно, для кого, сколько и в каком перспективном развитии, должен быть основой творчества моды. Этот принцип реальной обоснованности одежды, как и всей материальной среды, окружающей человека, существовал всегда. В настоящее время его значение неизмеримо возрастает. Именно с него модельеру надо начинать создавать моду, а уж потом думать, как использовать внешние черты народной одежды, которая сразу покоряет своей красочность всех, кто с нею так или иначе соприкасается.

Народный костюм всегда был ансамблем - об этом говорилось уже неоднократно. Хотелось бы сказать несколько слов о развитии принципов организации ансамбля в последние годы в соответствии с тенденциями времени. Ансамбль в одежде становится все более демократичным, постепенно превращаясь в комплект одежды, отторгая уникальность своего назначения, все более и более приобретая многофункциональность.

Ритм жизни сегодняшнего дня, демократизация образа жизни людей, условия труда, средства передвижения поставили на повестку дня создание очень мобильного по своей организации костюма, а эстетические требования к его художественной выразительности вызвали необходимость максимального разнообразия художественного решения в каждом конкретном случае. Мы все чаще слышим слово "ансамбль" в качестве синонима слова "комплект" и наоборот, несмотря на стремление теоретиков канонизировать эти выражения как термины. Как художественно-образный уникум ансамбль перестал быть неприступным. Он стал вариантным, превратившись в обжитую, эстетически понятную систему-комплект, предоставляющую возможность модельерам для творчества.

Этот принцип организации одежды также пришел к нам из народного искусства как эстафета подлинной человеческой ценности. Сейчас мы привычно употребляем выражения "ансамбль для службы", "ансамбль для отдыха", "ансамбль нарядной одежды", подразумевая под ними художественно и утилитарно обоснованную одежду для разных форм нашей жизнедеятельности.

В народном костюме, как мы знаем, тоже была одежда для разных форм быта - будничная и праздничная, для свадеб и похорон и т. д. Собиралась она из разных частей, составляя каждый раз комплект. Аналогия ли это с народным крестьянским костюмом? Да, аналогия, и аналогия принципиальная, но не имеющая целью узаконить неукоснительное следование традициям народной мудрости. Эта аналогия выявляется только затем, чтобы обратить внимание художников на то, что их творчеством должны быть приняты на вооружение не только декоративные приметы народного искусства, но и традиции жизненной целесообразности и оправданности.

Этот свод традиций еще не раскрыт и не расшифрован в достаточной степени, но он чрезвычайно богат и насыщен содержанием, которое, как и в других областях науки и техники, сейчас попало в сферу внимания эргономики.

Костюм как часть материальной сферы, окружающей человека, по сути дела только еще начал осваиваться исследователями.

Осваивается он прежде всего с эстетических позиций в поисках обновления и художественного решения. А между тем уже давно возникла необходимость исследования костюма, одежды с эргономических позиций.

Большое значение в процессе дальнейшей работы по использованию народных традиций в современном искусстве бытовой вещи имеет ясность отношения к профессиональному и к традиционному народному искусству, ибо по отношению к современному промышленному производству, в данном случае одежды, профессиональное искусство занимает промежуточное место между народным искусством вещи и промышленным.

Все чаще повторяется мысль о том, что одежда, созданная на конвейере, должна обладать высокими художественными качествами. Поэтому под постоянным требовательным вниманием художников должны находиться не только принципы создания промышленной одежды, но и принципы использования традиционного в современном.

Опыт моделирования одежды последних лет показывает, что независимо от направления моды, т. е. от того, в каком русле идет формообразование современной одежды, традиционные черты народного декоративного искусства в той или иной мере присутствуют всегда. Художник не стоит вне традиции, но народная традиция не может служить единственным и абсолютным критерием ценности современного декоративного искусства в целом, и к частности вещей, созданных на его основе.

И профессиональное, и промышленное искусство не может развиваться иначе, как на основе широких знаний и глубокого понимания процессов современного формообразования. Традиция лишь в том случае оказывает помощь, если она обогащает современный опыт, а не используется для создания худшего варианта народного искусства.

Работа с образцами народного искусства для поисков творческого импульса должна всегда сопровождаться стремлением проникнуть в истоки народного духа, познать "художественную душу" нации.

Современные вещи должны быть национальными и глубоко народными не в смысле подражания простейшим формам крестьянского творчества, а в том высоком гражданском смысле, каким было классическое народное искусство. В центре внимания наших модельеров должен стоять человек, многообразие его внешнего и внутреннего мира, его духовные и материальные потребности. Основной задачей художников вне зависимости от того, откуда они будут черпать творческое вдохновение, должно быть создание одежды красивой, утилитарной и технологически приспособленной для производства на фабриках. Должно осуществляться проектирование не отдельных изделий, а многих форм и частей костюма с учетом многообразных требований жизни. Целесообразность - это главная основа существования и развития искусства и народного костюма, и костюма сегодняшнего дня.

В настоящее время, когда между странами происходит интенсивное экономическое и информационное взаимодействие, необходимо учитывать моменты межцивилизационного влияния, проблемы взаимопроникновения национальных культур, в частности, в их вещественных и художественных аспектах.

Неудивительно поэтому, что мотивы русского декоративного искусства мы обнаруживаем в модной одежде французов и англичан, а наша одежда проектируется по мотивам африканского и индийского прикладного искусства. Предметы многонационального народного декоративного искусства, собранные в наших музеях, пользуются большим вниманием зарубежных деятелей искусства и промышленности бытовой вещи.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Как это было: советская мода на колоритных фотографиях 1960-1970-х годов

Аристократический шик от Юсуповых: как русская княжеская чета в эмиграции основала Дом моды

Забытая на родине: как киевлянка в эмиграции стала модным американским дизайнером

Аозай. Платье королей

Мода с улиц: как одеваются женщины в Париже

10 образов, которые никогда не выйдут из моды

История модного Дома Yves Saint Laurent




© Колпачёва Е. А., Злыгостев А. С. 2001-2017

При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://fashionlib.ru/ 'FashionLib.ru: История моды'

Рейтинг@Mail.ru